Три решения

Однажды в одном из горных районов Кавказа встретились Альпинист и Хиппи. Оба прошли длинный путь, у обоих за плечами были долгие километры дороги. Взглянув на первого, вы бы сказали, что это человек, привыкший преодолевать трудности, жесткий и волевой. Второй ? все на свете попробовавший, искушенный во всяком наслаждении; привыкший выживать, что бы ни случилось.
Альпинист, как и полагается, шел в гору, надеясь покорить ее вершину, Хиппи ? по проезжей дороге в некоторый город на большую хиппанскую тусовку, от которой он надеялся получить максимум кайфа. Оба они были одиноки на своем пути, а человеку "трудно одному". Поэтому встретившись, они разговорились.
- Послушай, - сказал Хиппи, - ты мне нравишься. Не надоело тебе лазить по этим пустынным горам? Пойдем со мной, я подарю тебе целый мир, которого ты не знаешь. Ты даже не представляешь. сколько ты теряешь, поворачиваясь к миру спиной. Твои стремления какие-то надуманные и непонятные. Будь проще, повернись лицом к людям. Вообще, ты залез на свою гору и понятия не имеешь ни о чем, что внизу делается. А тут ? жизнь кипит. Ты крепкий парень, - хиппи оглядел мускулистого Альпиниста, посмотрел на себя ? я немного болею, устал, вдвоем бы мы с тобой столько дел натворили! Вот это была бы жизнь?
- Твои обещания заманчивы. есть только одно но?
- ?
- Я знаю, что дорога, по которой ты идешь, заминирована. Все, кто по ней идут рано или поздно подрываются на минах. Их здесь много со времен войны. Местные ее так и называют Дорога Мертвецов. А город, в который ты идешь называется Гибель. Тебя это не настораживает?
Хиппи не настолько поверил Альпинисту, чтобы испугаться, но задумался.
- И что?
- Ничего. Думай сам. Я предлагаю тебе оставить этот путь и идти со мной.
Хиппи посмотрел на гору, прикинул.
- Но это же такой напряг ? туда лезть. А смысл? Я никакого кайфа в этом не вижу?
- У меня есть цель ? достичь вершины. Там, наверху, я буду счастлив. И пока есть цель, мой путь имеет смысл и надежду. Согласен, этот путь труден и непривлекателен. Он не только не дает наслаждения, напротив требует от тебя большого терпения, усилия воли, дисциплины, борьбы. Но кайф все-таки есть. Только такой, о каком ты мало имеешь понятия. Тебе когда-нибудь в детстве доводилось совершать хорошие поступки? Я говорю не дела, а поступки. Допустим уступить место бабушке в автобусе, когда вокруг твои друзья, и ты знаешь, что они будут над тобой смеяться. Или прощения просить у более слабого, зная, что ты несправедливо его обидел, ну на крайний случай ? кошку у хулиганов отнять..?
- Ну что-то такое было?
- И как ты себя чувствовал после этого?
- А как себя чувствуют в травмпункте?
- Ну даже если тебе досталось. Внутри ? как?
- Внутри - хорошо. Человеком себя чувствовал. Что они все козлы, а я хороший. И я их не испугался.
- Вот именно. Есть радость в победе над собой. Над своей слабостью. Трусостью. Гордостью. Похотью. Есть кайф знать, что ты ? сильный. Что не обстоятельства диктуют тебе, куда идти, вертят тобой. как игрушкой, но что ты способен справляться с обстоятельствами, не уклоняясь от своей цели?
- Ты мне не толкай свою философию? сильным быть хорошо, это ясно. Но всю жизнь угробить на то, чтобы доказывать себе свою силу? а я лучше просто буду жить. Свобода ? вот что для меня главное. Я вот живу каждую минуту, и каждую минуту ловлю кайф, где можно. А ты, чтобы поймать свой кайф, долго-долго для этого трудишься, потеешь, лишаешь себя радостей жизни? Да лучше жить свободно и взорваться на этих чертовых минах, чем от страха упрятать себя в келью?
- Если смысл твоей жизни ? наслаждения, тогда ты прав. Только за это тоже расплачиваются. Ну вот ты говоришь, что болен, что слаб, есть и более тяжелые вещи?
Так они долго спорили. и каждый стоял на своем пути. Пути эти шли прямо перпендикулярно друг другу, и в один момент они пересеклись, чтобы опять разойтись. Чтобы идти вместе, один из путников должен был отказаться от своего пути и встать на путь другого. Тот, кто шел вверх, знал, что прямая дорога ведет в никуда, к гибели. И ему жаль было ее пленника, он звал его с собой. Но идущего по прямой совсем не радовала перспектива лезть а какую-то гору, когда впереди он ожидал получить столько удовольствий. И он не принимал всерьез предупреждения об опасности.
Так ни к чему и не прийдя, но порядком "загрузив" друг друга, они решили лечь спать, а утром сообщить друг другу, что каждый из них решил.

ВАРИАНТ 1
Настало утро. Сначала серое. потом солнечное. Встали поздно, говорить не хотелось. Вскипятили чайку. Надо было вернуться к вчерашнему разговору.
- Ну что, брат, давай прощаться, - сказал Хиппи.
- Ты решил идти своей дорогой? ? вздохнул Альпинист.
- Да-а-а, ты знаешь, это не для меня. Я привык к такой жизни, и что-то менять? Пусть все остается, как есть. И если взорвусь на мине ? знать судьба такая.
- Ты сам себе противоречишь. Говоришь ? жизнь одна, а так наплевательски к ней относишься? В твоих же силах все изменить!
- Нет. Я уже решил. Это не для меня. Прощай.
На этом они расстались. И никогда больше не виделись.

ВАРИАНТ 2
Хиппи проснулся, Альпиниста видно не было. "Ушел, чудак?" ? подумал Хиппи. Вскипятил чаю. Тут появился Альпинист. "А-а, ты? Я думал, ты сбежал, - сказал Хиппи. ? Ты чего такой?"
- Какой?
- Нервный. Круги под глазами?
- Да всю ночь не спал, комары зажрали.
- А я спал, как убитый.
- Потому и не чувствовал..
- Ну что полезешь дальше в гору?
- Да не знаю я?
- Конечно, брось ты это гиблое дело. Потом мне сам спасибо скажешь. Пошли я тебя такой штуке научу! Да не кисни ты ? жизнь она такая, полосатая. Сегодня одно, завтра другое, послезавтра, глядишь, третье. главное ? не боятся перемен, не застаиваться на месте?
- И то правда. Мне, честно говоря, самому этот альпинизм давно приелся. Смотрю ? нормальные люди живут, жизни радуются. А я как мазохист ? сам себя мучаю. Да я такой же как все, я же ваш, ребята!
- Вот и славно. Давно бы нам надо было встретиться ? ты столько времени потерял, но ничего ? наверстаешь!
И Альпинист перестал быть Альпинистом. Он стал спутником Хиппи. Поначалу, как человеку сильному, ему противны были те удовольствия, которым с энтузиазмом предавался Хиппи, и он не мог понять, что же за кайф находит его друг в бессмысленной смене развлечений. Но предав свой путь и раз или два заставив себя "веселиться", он уже достаточно ослаб, чтобы невозможно стало вернуться назад. На него постоянно давил стыд, что он, зная светлое и настоящее, променял его на двусмысленное и грязное. Не спасали даже разглагольствования о свободе. Он знал, что это философия невежд. А ему дано было знание, и он вернулся в мир слепых. Сознание этого и стыд сжигали его изнутри. От этого он пристрастился к алкоголю и наркотикам. Вскоре уже никто не заподозрил бы в нем бывшего спортсмена и борца. Это был настоящий полусумасшедший Бродяга. Хиппи он стал в тягость, и он бросил его однажды, удивляясь тому, как этот крепкий парень так быстро сгорел.

ВАРИАНТ 3
-А? Чего?
- Слушай, а ты это серьезно ? про мины?
- Серьезно. Дай поспать. Еще же ночь.
- Не спится? И в город тот ходить нельзя? А чем докажешь, что не врешь?
- Чем я тебе докажу? Пойду и взорвусь, что ли на одной? Я это просто знаю, все альпинисты знают. Тебе остается только верить мне или нет. Может быть, тебе никто больше этого не скажет.
- Я вообще-то, не местный, вам-то, здешним, лучше знать? Обломилась тусовка. Все настроение пропало ? тусоваться на минном поле. Я еще молодой, жить хочу. Куда же мне, бедному, теперь?
- Что же ты плачешь? Пойдем со мной!
- Куда мне? Да я метр пройду ? упаду. Не привык я в горы лазить.
- Ну по дорогам ты тоже ходил ? не думай о себе, что ты хуже, чем ты есть. Было бы желание. Я буду помогать тебе. А потом ты окрепнешь, привыкнешь. Будет легче.
К рассвету было решено, что они идут вместе. Хиппи расстался со своим прошлым и стал Альпинистом-новичком. Сначала ему действительно было очень трудно. Нетренированные мышцы болели так, что не хотелось двигаться. Старые привычки, как тяжелые цепи, тянули вниз, назад, так что он не раз опрокидывался и больно падал. Не раз бывший Хиппи, отчаивался и хотел вернуться назад, но Альпинист был рядом, он помогал ему и воодушевлял идти дальше. К тому же, когда Новичок смотрел на пройденный путь и вспоминая те трудности, которые он преодолел, раздумывал возвращаться назад ? зачем тогда все эти усилия были? Кроме того, куда ему было возвращаться? На верную смерть. Альпинисту тоже было несладко с Новичком ? он не мог так быстро идти вперед, как если бы шел один. Но его радовало сознание того, что он не один, что у него есть спутник, и что кому-то он может быть полезен. А когда он видел успехи Новичка ? то это так радовало его, что искупляло все неудобства.
Постепенно вялые мышцы бывшего Хиппи укрепились, дыхалка разработалась; крутые подъемы стали ему не трудны. Физические страдания заставили работать не только его тело, они вызвали к жизни резервы его духа. Он научился преодолевать. И странно ? здесь, на высоте мелким мусором показалось ему то, к чему он стремился раньше. Его больше не притягивали удовольствия, и получение кайфа перестало ему казаться первостепенным делом жизни. Из Новичка вырос Альпинист. Когда его потенциал развился, оказалось, что он сильнее первого. И уже нередко бывший Хиппи помогал Альпинисту и брал на себя самые трудные задачи.

Мария Чугунова

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 3 + 8

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: