ЦИВИЛИzАЦИЯ

(продолжение).

ПАДРЕ.

От таких воспоминаний, которые вновь наполнили душу арестанта, сердце Никитина больно «заныло»: «Да, что-то ты расчувствовался, старик…. Давно это было. Милая моя Мария, я знаю, ты меня простила. И хоть мне грустно теперь, но все же память о тебе согревает мою душу теплом твоей любви....» Заключенный смахнул навернувшуюся слезу: «Я надеюсь, да и знаю, наверное, точно, что скоро с тобой встречусь….»
Алексей поднялся с кровати и подошел к умывальнику, что бы смочить разболевшуюся голову холодной водой. В сердце немного покалывало.
В этот момент в дверь из толстого стекла, сквозь которую было видно лишь тусклые тени подошедших, негромко постучали. Затем, по обыкновению, вход в камеру бесшумно открылся. На пороге стоял давешний охранник, рядом же с ним находился какой-то господин, которого было плохо видно:
_Алексей Георгиевич, мы заметили, что вам не спится…. И решили слегка побеспокоить своеобразным посещением. Можно ли войти?
_Да, господи! Ведь это я у вас в «гостях», зачем же церемониться. Как вам будет угодно, господа. Конечно же, прошу вас….
И Никитин жестом руки пригласил к себе непрошеных визитеров:
_Вот, сударь, присаживайтесь сюда…. _Алексей указал высокому господину на стул возле небольшого столика посреди камеры, а сам сел напротив, на свою кровать:
_Итак, господа, чем обязан….
Охранник учтиво представил высокого господина, который имел эффектную внешность киноактера:
_Вот, Алексей Георгиевич, по традиции, для таких… особ, как вы, у нас имеются своего рода духовники. То есть, духовные лица, проводящие перед процессом некоторую беседу с арестантами. В нашем же случае, я вам скажу, сам отец Джулиани удостоил высокой чести посетить лично вас. Ибо…, ибо сам Папа, Петр II делегировал его для этой встречи…. Вот так. Так что будьте любезны, господин Никитин.
_Полноте…. _Откликнулся «высокий гость», который действительно был одет в полевую форму католических священников – черный костюм с белым околышем вместо воротничка:
_Спасибо, как вас там…, Джонсон. Мы как-нибудь сами тут. Вы свободны….
И «слуга Божий», вполне комфортно усевшись на предложенный стул, и закинув ногу на ногу, с любопытством, смешанным с иронией, уставился на Алексея.
Повторим, что это был под два метра ростом широкоплечий и широкоскулый красавчик с зачесанными назад густыми, иссиня-черными, а-ля Алик Болдуин, волосами. Лет тридцати-тридцати пяти, которому больше подошла бы роль легионера в каком-нибудь жестком виде спорта: или хоккея, или бейсбола. А тут – священник….
«Интересно, интересно….» Мелькнула мысль у Никитина. (Охранник тем временем исчез за дверью): «Что же этот князь Борджиа здесь забыл, а?»
_Господин Никитин, как я рад видеть вас лично. Наслышан о вас. Любопытно, любопытно.
Просто начал отец Джулиани:
_Ну и как вам здесь, господин Никитин. Я имею в виду, не обижают ли вас.
Участливо продолжил визави заключенного, весело посмотрев на Алексея.
_Да в последнее время нет, а даже наоборот, чуть ли не носят на руках. Так что жаловаться грех.
Отшутился уже опытный «зэк».
_Это хорошо…. _Джулиани на секунду задумался:
М-м…, у меня к вам есть один вопрос, но вполне серьезный.
_Конечно, падре…, можно мне вас так называть?
Откликнулся Алексей. Ему было немного неловко – только все успокоилось, и вот опять допрос с пристрастием:
_Если смогу удовлетворить ваше любопытство.
Священник кивнул головой:
_Меня интересует одна вещь. Вы действительно верите…, то есть считаете себя Последним героем веры, так называемым «Свидетелем»? Сами ли вы тот, за кого себя выдаете?
Джулиани пристально посмотрел в глаза Никитину.
_То есть, «ты ли тот, или ждать нам другого», в таком духе, да?
Сходу подхватил Алексей.
_Извините…. _Недоуменно переспросил «святой отец»
_Never mind, падре…. Постараюсь ответить как смогу. Но так же хочу у вас спросить, извините, это впечатление такое, да…. Вы действительно священник? А то уж сильно вам это не идет. Больше что-нибудь вроде Супермена….
_Ха-ха, смешно, Алексей Георгиевич. _Развеселился отец Джулиани:
_Ну, вам простительно…. А ведь я и впрямь всю юность спортом занимался, и занимался серьезно. Да и после колледжа (я родом из «Штатов») рванул сначала в Голливуд. Хотя больше получилось каскадером и дублером. Но Господни пути неисповедимы, как говорится…. У меня даже кардинальская «ермолка» имеется, бархатная такая.
Широко улыбаясь, ответил «святой отец»:
Но ведь и вы не галлилейский рыбак, а вроде даже в прошлом ученый неплохой, и политикой одно время увлекались….
_А кончил арестантской камерой.
Заключил за него Никитин. Простодушие «падре» (если не напускное) начало немного импонировать Алексею.
_Как жаль, конечно…. Но вы ответите на мой вопрос?
_Это само собой. Но я хотел бы еще спросить у вас, раз вы как бы «папский легат», или вроде того?
_Вроде того. _Улыбнулся Джулиани.
_Так вот, меня интересует, верит ли Католическая церковь Святому писанию?
_Конечно. _Быстро откликнулся «падре», как будто ждал такого рода вопрос:
Так же как в Святую Троицу, Семь таинств, постановление Соборов, Непорочное зачатие, Непогрешимость Папы, и прочее. Святое писание – это «светильник ноге моей», как сказал Давид. В это веруем, аминь.
Джулиани вытянул два поднятых пальца, как при клятве, но в глазах его играли «бесенята».
_Хорошо, тогда хорошо. _Вздохнул облегченно наш арестант, не заметив иронии во взгляде «преподобного»:
_Тогда скажу, что я никогда и не называл себя «последним героем веры». И если вы верите в Бога, то я вам скажу, что сам Господь поставил меня на это поприще. Хотя я и не рукоположен. Но, что бы я ни говорил, и ни делал, всегда сверялся со Священным Писанием, и убеждался в правильности своего пути. Поэтому, даже дискутирующие со мной оппоненты не смогли мне противостоять. Удивляюсь только соблазну вашему, то есть церковных служителей…, а впрочем, и не удивляюсь. А так громко - «Свидетель», это просто импонирующие мне люди (и такие есть) так меня окрестили. Но то лишь Господень Промысел.
И Никитин затих, скромно подняв глаза на «кардинала из Голливуда».
_То есть, вы хотите сказать…. _Взгляд священника посуровел, но широкая, как у доктора Ливси, улыбка не сходила с брутальной физиономии «падре»:
_Хотите сказать, что более верующий, чем Папа римский?
Никитин досадно поморщился:
_Ну, если вы мои слова принимаете за анекдот, то можно вывернуть и так…. С другой стороны, «святое тело» так многочленно (я имею в виду Вселенскую Церковь, к коей вы себя причисляете). Так что по Писанию – каждому свое, то есть, одним начальствовать, другим проповедовать и проч. Лишь бы не было между «членами» зависти, и обоюдной непримиримости. Что бы наподобие рака не съели друг друга, о чем печалился апостол язычников. Не так ли?
_Я вас понимаю…. Но кто говорит о зависти? В вашей ситуации, кто вам позавидует. Вопрос лишь в том, а вдруг вы ошибаетесь? Или еще хуже того, а вдруг вы ересиерарх, какого свет не видывал, и лжепророк? Это очень волнует нас….
_То есть, «не бес ли в тебе»?
_Извините, не понял. _Поднял брови «легат».
_Не берите в голову…. _Поморщился снова Никитин. Такое явное духовное невежество диссонировало с саном «высокого гостя»:
На ваш же вопрос отвечу так, не верите словам, поверьте делам….
_Вы подождите о делах. _В свою очередь махнул рукой отец Джулиани:
Давайте пока зацепимся за ваши слова. М-м…, вот, вы любите козырять знанием Писаний. А в них, объективно анализируя, одним словом сказано: «не злословь высокие власти, ибо нет власти не от Бога». А ваше, так называемое «поприще» состоит из одних оскорблений и ругательств в адрес известного нам лица….
_Ах, вы об этом…. Но как вы думаете, ожидал ли я такой вопрос, или ему подобный?
_Что? Да, вот, вот…. Это нам как раз и интересно. Что вы на этот можете ответить?
Почесав свою немного растрепанную бороду, и облокотившись на душку кровати, Алексей степенно и не торопясь, начал:
_Понятно, что прямо на ваш вопрос трудно ответить…. Осуждение властей и злословие высших есть грех для верующего, «ибо они не напрасно носят меч свой». С другой стороны, если вы знаете, в Писании есть места, где Божьи люди называли власть имеющих, например: хитрой лисицей – царя, блудницей – его жену, стеной подбеленной – первосвященника. Не так ли?
Немного помешкав, «падре» согласно кивнул.
_Но скажут мне: _Продолжал Алексей:
То пророк, апостол, и сам Господь говорили, а ты кто, черепок из черепков? Кто тебя поставил пророком или апостолом? Ты кто: профессор, там, биологии, или астрономии? Вот и сидел бы в своих лабораториях-обсерваториях, и не высовывался. А то на старости лет выучил книжку, которую малые дети в воскресных школах не хуже тебя знают. И Америку открыл: дескать, все – конец света. Се зверь и лжепророк. Нагрянет скоро тьма. И сера со смолою, и огонь с небеси сожгут Вавилонь – блудницу великую, как содомитов. Там будет плач и скрежет зубов, Хичкок хренов! (Извините за грубость, но так некоторые обо мне и говорили)….
Но что я на это отвечу – кто поставил…. Ежели скажу, что Господь, поверите ли? А если скажу, что это – лишь моя эмоциональная восприимчивость, или, там, «большая ученость довела до безумия», то оклеветаю себя и Господа. Отвечу только, что слышал Голос, который, укрепив меня, проговорил так: «что говорю тебе во тьме, говори при свете, и что на ухо слышишь, проповедуй на кровлях». Отвечу так же, что имею тайное знание, которое дано мне даром, но которое должен вернуть с процентами….
До этих слов отец Джулиани лишь молча слушал, ухмыляясь, как бы говоря своим видом: мели Емеля – твоя неделя. На последних словах же Никитина встрепенулся и заторопился:
_Подождите, подождите…, какое такое «тайное знание»? Гнозис, что ли? Так вы гностик, тогда понятно. Ну, если так, то вы и не христианин вовсе, а еретик и вероотступник!
«Святой отец» довольно ухмылялся, поймав «ересиерарха» на слове.
(«Э-ге-ге, так ты, брат, все-таки образованный и простодушие твое всего лишь тонкая игра. Понятно»).
_Нисколечко! _Парировал Алексей в свою очередь:
_Да, может я гностик, но гностик христианский!
С чувством сказал он.
_Оп-па! Это как? _Вставил удивленный священник.
_А вот так! Христианский же агностицизм целиком и полностью вышел из вашего католического рационализма. Ну и в плане истории Церкви, конечно, имел свои смысл и оправдание…. Но наступает уже время его кончины, ибо он (агностицизм, или добровольное незнание) делается сейчас опасным. Понимаете?
Священник неопределенно пожал плечами.
_....Конечно раньше, в свое время этот агностицизм утверждал своеобразный прагматизм незнания: нужно, дескать, ограничить восприимчивость человека и возможность познания, что бы он не был оглушен космическим громом и космическим светом. Человек защищен толстокожестью, нечувствительностью, отсутствием органов для восприятия того, что для него опасно, для чего он еще не созрел…. Незнание в принципе такая же защитная реакция, как и знание, я это понимаю. Если б мы враз узнали что-то, к чему не были духовно готовы, то не выдержали бы и были бы растерзаны стихиями этого мира. Ясновидение иногда опасно, и доступно лишь немногим, духовно к этому подготовленным….
Но все же наступают времена, когда незнание становится опаснее знания, толстокожесть опаснее чуткой восприимчивости. Духовное знание истины сейчас нужно, что бы защитить себя от враждебных сил мира, от обольщения лжепророков, лжехристов и антихриста. Нужно не только механическое знание природы (которое я тщился приобресть, занимаясь чисто научной работой), но и знание внутреннего духовного строения мира. Для этого знания человек должен быть духовно укреплен, должен иметь ум Христов. Не естественный, рациональный ум, о котором говорит Ватиканский Собор, а ум просветленный. Тогда не грозит человеку опасность быть растерзанным стихиями космоса, попасть во власть демонов…
Я думаю, что христианский гнозис – это гнозис, который основан на приобретении ума Христова. На богочеловеческом познании во Христе и через Христа… Змий древний, Диавол – наш основной враг. Но сказано: «будьте мудры как змеи и просты как голуби». Этим утверждается соединение мудрости и знания с простотой чистого сердца, которое вполне возможно во Христе. То есть, верующему во Христа, в принципе, это возможно. Нужен только гибкий ум, восприимчивый невидимому миру…
Я здесь не говорю о современной Теософии, утверждающийся кругом и всюду в движении «Новая Эра». Эта псевдомудрость есть лжеименное знание, так называемых «глубин сатанинских», и является лишь обольстительными плевелами на Ниве Божией, если вы понимаете, о чем я говорю…
Алексей вопросительно посмотрел на отца Джулиани, тот сидел со скучающим видом и смотрел в одну точку на стене.
(«ага, сморило, ну что, теперь переваривай»).
_Ну, наговорили, Алексей Георгиевич…
Примирительно улыбнувшись, «падре» похлопал по плечу арестанта:
_Вы, ученые, всегда так многословны. Одно лишь понял, что вы от веры не отреклись, а только хотите углубить свое духовное развитие. Но и это не так уж плохо.… Жаль, что в других областях вы имеете только узкие и примитивные представления.
_Это, в каких же?
Удивленно откликнулся Алексей, немного нахмурившись. Он понял уже точно, что с ним играют в кошки-мышки. Но зачем?
_Ну, вот хотя бы… Джулиани слегка задумался:
_Ваше представление о никчемности современного прогресса и симптомов деградации нынешней Цивилизации. Когда ясно видно обратное: жить, в общем и целом стало намного лучше и в перспективе ожидаются еще большие успехи в деле развития мира и процветания…
_Так сказано – перебил Никитин: «когда будут говорить «мир и безопасность», тогда внезапно настигнет их пагуба»…
_Что? – поднял брови священник – ах, да.… Но подождите, не перебивайте, пожалуйста. Вот такой взгляд, то есть, ваш особенный – пессимистичный взгляд на вещи и отпугивает людей от вас и людей в основном верующих. Да, да! Наоборот, неверующие, в лучшем случае, принимают вас за помешанного. В худшем – за ваши слова о нашем президенте (которого мы все безмерно уважаем), предлагают линчевать вас, демонстрируя этим свое единодушие с властями (и это, заметим, не лишено здравого смысла). А большинство вообще равнодушно и близоруко на вас смотрит. Понимаете?
А вот верующих, и именно христиан, вы очень сильно смущаете и раздражаете своими выпадами против Властей. И вообще, если вы хотели каких-нибудь результатов. То вот они – никто вам не верит. Неверующие отмахиваются, а верующие смущены вашим поведением до предела (им как бы неудобно перед властями из-за вас)…
И это я говорю о так называемых «протестантах». Ортодоксальная же церковь и наша от вас просто открещиваются, как от самозванца. Вам ситуация ясна?
И Джулиани, улыбаясь ехидно, посмотрел на Никитина.
(«что съел?»).
Алексей про все это конечно знал. И когда слышал что-то в таком духе, то не сильно переживал. (Сказано: «кого из пророков не гнали и понимали?»)…
Немного подумав, Никитин проговорил, глядя исподлобья:
_Но вас-то ко мне же делегировали, значит, чем-то я вам стал интересен?
_Только как уникум и интересный факт в современном сектантстве, Алексей Георгиевич.
Джулиани сладко улыбнулся:
_Если вы умный человек, а я до сих пор на это надеюсь (я, можно сказать, верю в вас как в одаренного, но глубоко заблуждающегося человека), то вы тогда поймете, что выбрали путь не лучше действий возмутителей народного сознания прошлых лет. И в свою очередь раскаетесь перед обществом и президентом в своих необдуманных поступках и беспочвенных обвинениях на предстоящем процессе. Вот вам мой дружеский совет. Все равно, вы себя скомпрометировали дальше некуда. В любом случае, ваша карта, как говорится, бита.
Сказав эти слова, Джулиани встал со стула и собрался, было уйти. Подойдя к двери, он услышал, как Никитин тихо проговорил:
_А если, я покаюсь на процессе? Если расскажу, кто в действительности меня послал…, и как эта организация называется, и кто у них главный?
_Что?! _Джулиани резко обернулся: Что вы сказали?
Его лицо оставалось непроницаемым, но в глазах загорелась, потухшая было надежда:
_Алексей Георгиевич, вы действительно…, я немного не понял вас….
Его голос осекся от радости. («Не верю своим ушам, наконец-то! Неужели самого Ковальчика обскакал? Уметь надо!»).
Уставившейся в одну точку, Алексей печально вздохнул:
_Устал я, падре, как дурак с мельницами бороться. Бессмысленно все это….
Джулиани жадно впился взглядом в арестанта. («Ну! Ну, говори же!»).
_Так что, падре? Наверное, ваша взяла.
Никитин грустно усмехнулся, махнув рукой:
_Реализм, так сказать, победил. А все эти фантазии, раз в них никто не верит, побоку. Ну ладно, все ясно.
Глаза заключенного выражали такую тоску и разочарование, что Джулиани стало немного жаль этого уставшего «правдолюбца». («Совсем ты запутался «последний герой», эх-ха-ха….»).
_Тогда позвольте, падре, я лично вам исповедуюсь, а вы потом замолвите за мной слово, ладно?
_Конечно, об этом не волнуйтесь.
Радости «падре» не было предела. Он опять сел на свое место.
_Так вы записывайте. _Вздохнув, предложил Никитин.
«Святой отец» машинально выхватил из кармана ручку с блокнотом, которые были всегда наготове.
_Так, значит, пишите. _Официально начал Алексей:
Организация, в которой я состою вот уже почти четыре года… _Он мельком посмотрел на застрочившего ручкой Джулиани: А точнее, три с половиной, называется «Свидетели Иисуса Христа последних дней».
_Свидетели Иисуса…. _Повторил священник, аккуратно все записывая: Свидетелей Иеговы знаю, а это…, хм, ну и напридумывают же….
Ухмыльнулся Джулиани в сторону.
_Да, Свидетели Иисуса Христа, вы записали?
Повторил серьезным тоном Никитин.
«Падре» кивнул: Продолжайте, пожалуйста, продолжайте.
_Так…, на данный момент организация в своем составе имеет членов в количестве ста пятидесяти тысяч человек, а точнее….
Джулиани от удивления присвистнул, но продолжал записывать.
…А точнее, сто сорок четыре тысячи. Записали?
_Да. Дальше, пожалуйста….
Нетерпеливо откликнулся, нежно улыбающийся «святой отец».
_Дальше… Центр этой организации находится далеко отсюда. Он находится в Тихом океане…, на острове Буяне. – Алексей взглянул на «падре».
_На острове Буяне, вы сказали? Не припоминаю… - задумался на миг Джулиани.
_Да, да, пишите дальше. Пишите? Дальше так: ме-жду ос-тро-вом и мо-рем… - стал вдруг по слогам выводит арестант., чтобы священник успевал за ним.
_между островом и морем… - автоматически повторил усердный «стенографист».
_Ве-тер ту-чи со-би-ра-ет. – начал Алексей громко с самым серьезным видом.
_Ветер тучи что? – нахмурился «легат», недоуменно глядя на свои записи.
Алексей тогда поднялся на кровати, встав в картинную позу. С пафосом, как требовал того момент, вытянул руку и очень громко закончил:
_Над седой равниной моря гордо реет буревестник, черной молнии подобный: «буря! Скоро грянет буря!!»
_Буревестник…, подобный… что это?!!
От такой неожиданности, нижняя челюсть «падре» отвисла, и на глаза навернулись слезы. Он как маленький посмотрел на Алексея.
_Вы что, меня разыгрываете?!! – зашипел он, весь покраснев.
_Всегда к вашим услугам… -- ласково ответил Никитин, глядя на опростоволосившегося агента в упор.
_Как мальчишку!! – раздосадованный двухметровый амбал сжал свои кулаки и встал перед Никитиным во весь рост. Губы у него побелели от злости:
_Ах ты, старый хрыч!!
Алексей быстро спрыгнул с кровати, встав вплотную к своему «собеседнику»:
_Ну, ну, канай отсюда «наседка» липовая. Синьор Джулиани, или как вас там. Не пристало в вашей сутане руки-то распускать.
И он, насупившись, в свою очередь, сжал кулаки, подняв руки к груди:
_Иди, скажи своим хозяевам, что не проканало. А то раскатал губу, аж слюнки потекли. Тьфу! Все вы на одну колодку. Ариведерчи.
Джулиани было замахнулся, но сдержался. Лицо его было искажено гримасой людоеда. Он скрежетал зубами:
_Все равно, сволочь, последний день живешь! С тобой по-хорошему, а ты, старая собака…, сам выбрал судьбу себе.
Еле сдерживаясь, он все же немного успокоился, отдернул свой костюм и с высоко поднятой головой направился к выходу. Алексей спокойно сел на свою кровать, поправив подушку:
_Я тебе по-доброму говорю – вдогонку сказал он агенту:
_Покайся, и спасет тебя Христос, а не то – гореть тебе в аду.
_Да пошел ты!
Дверь неслышно закрылась за неудавшимся «кротом».


_Ах, ты, маразм роттердамский!
Джулиани негодовал на себя, краснея все больше, когда вышел от Никитина:
Срезался как школьник на экзамене. Да-а.… Лишь бы Ковальчик (а наверняка этот увалень все записал на видеокамеру) не вложил бы меня Хозяину. Но за ним должок один имеется, так что попробую с ним договориться.
Заметим, между прочим, читатель, что профессор Джулиани был опытным профессионалом. Его тонкая работа высоко ценилась, как спецслужбами, так и коллегами-психиаторами. Он умело совмещал свою деятельность во всех сферах, в которых был необходим как специалист для высшего руководства. Поэтому осечка, которая случилась у «падре» с Никитиным, могла сильно пошатнуть его авторитет. Но, по правде говоря, в первую очередь от него ждали всего лишь консультацию о психическом состоянии арестованного. Так что, в этой части своей работы он торопился еще наверстать упущенное.
А что же наш Узник? Алексей, оставшись один в камере, сел поудобней на кровати и задумался:
«Э, старик, а ведь ты, если честно, перетрухал перед этим громилой. Но молодец, справился…. Чего они хотят? Не верят, что я все делал в одиночку, сам без сообщников? Верней всего, дело в том, что у них мало фактов по моему обвинению (если у них вообще есть какие-нибудь факты), а для открытого слушания все должно быть устроено более-менее правдоподобно. Понятно…. Да-а, усложнил я всем им жизнь. Если бы это хоть как-нибудь помогло для общего дела, а так….»
Никитин вздохнул:
«А сочинять ты, брат, мастер: сто сорок четыре тысячи Свидетелей Иисуса, вот загнул….»
Алексей потянулся и лег на кровать, глаза его хитро улыбались.

…Итак, Джулиани же, оставив заключенного, прошел в свой кабинет и, усевшись за стол, быстро сочинил три доклада для руководства.
Первый отчет был отправлен в Ватикан, и звучал так:
Ваше Высокое Преосвященство.
Заключенный под стражу преступник по фамилии Никитин с первых минут общения производит впечатление образованного в духовном плане человека. В процессе же дальнейшего разговора с ним выяснились некоторые искаженные понятия в теологии узника. Его претензии на более глубокое понимание и толкование Истины ставят его в один ряд с другими еретиками прошлого (Мани, Арий, Ориген, Сведенборг, Лютер и т. п.)
И если бы он был только очередным философом-теоретиком (а, сколько их было, Ваше Преосвященство), то, как говорится, и Бог с ним. Но его высказывания несут в себе явные радикально-эсхатологические и экзальтированно-миллеанистские настроения, которые лишь усугубляют его положение как вредного возмутителя спокойствия. И наносят ущерб всем нашим усилиям в объединении человечества в гуманной борьбе за мирное сосуществование всех религий в спектре Нового Мирового Порядка. Имеются также некоторые подозрения на наличие новой деструктивной секты, в которой данный заключенный может играть не последнюю роль. Но факты, которые пролили бы свет на это, отсутствуют по причине замалчивания их узником.
Мой вывод – гражданин Никитин опасен как лидер новой ереси, которая может причинить лишь вред всему Стаду.
С низким поклоном и целованием руки, Епископ Джулиани.
Второй документ представлял собой отчет для Комиссии по судебно-медицинской психиатрии:
Пациент по фамилии Никитин с первых минут наблюдения производит впечатление человека адекватно реагирующего на внешние раздражители. В процессе же дальнейшего изучения выявились некоторые отклонения в поведении обследуемого. Во-первых, это резкие перемены в настроении Никитина: от возбужденно-экзальтированого, до дипрессивно-меланхоличного. При первичном, внешнем (не тестируемом) наблюдении психотип пациента можно с небольшой оговоркой отнести к типам истероидного характера. Его эксбиционисткая манера самовыражения стоит на тонкой грани, которая может при осложнении перейти в легкую форму мании величия (т. н. «синдром пророка»). Во-вторых, при явно оригинальном складе ума, наблюдается небольшая форма шизоидных проявлений: слышит «голоса», подозрительно относится к окружающим, считает себя жертвой какого-то заговора (мания преследования?).
Но оговорюсь еще раз: выводы сделаны при общем, первичном наблюдении. Поэтому остается вероятность ловкой симуляции, вследствие желания обследуемого уйти от уголовной ответственности. При необходимости, не исключаю проведения более обстоятельной комиссии по данному пациенту.
С уважением, доктор Джулиани.
Последняя, рабочая записка на имя президента была короткой:
Господин Главнокомандующий, заключенный N. после моего личного допроса явно может быть отнесен к группе «А». При необходимости применит к нему «У-1».
Полковник Джулиани.
Закончив свою работу, Джулиани довольно потер руки. Он ухмыльнулся про себя, вспомнив Никитина:
«Все равно последний день живешь, бедолага. Как бы ты не ухитрялся, а против системы не попрешь – тут ты не угадал. Зря, что ли, мы ее столько лет выстраивали, что бы какой-то блажной вот так, просто, все испортил? Нет, глупенький, ты очень неосмотрительно и очень широко раскрыл свой рот. Хотя….»
Джулиани на миг задумался и снова улыбнулся:
«Все равно, как бы там не было, при любом раскладе пусть голова болит у Хозяина. Он всю кашу заварил, пусть ее и расхлебывает. Мое дело – сторона. Как говорится: пусть, хоть потоп. Пусть все горит, синим пламенем. Пусть, хоть весь мир провалится с вашим «новым порядком»…. А мне чайку всегда попить!»
Весело заключил «падре» и ушел восвояси.
* * * * * *

Тюрин Георгий

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 3 + 7

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: