ЦИВИЛИzАЦИЯ

РОББЕРТ.

Оставшись возле двери в полном одиночестве, Алексей огляделся – примерно четыре метра в ширину и двадцать в длину, перед ним открылся вид той самой переправы через «Иордан», крытой прозрачной куполообразной крышей галереей, на конце которой решалась судьба Узника.
Бряцая цепью, медленно передвигаясь, Никитин зашагал, глядя себе под ноги. Пол галереи тоже был прозрачен, из твердого стекла, сквозь который виделись мутные потоки узкого канала. Алексей посмотрел под потолок – камеры слежения, выстроенные в шеренгу вдоль всего пути, медленно поворачивали на шарнирах свои продолговатые, ступнеобразные головы, провожая взглядом своих монозрачков.
«Изучаете меня? Ну, изучайте».
Узник, не торопясь, ибо мешали кандалы, шел по галерее. Теплые лучи летнего солнца сквозь линзу крыши освещали его путь.
У него мелькнула мысль: «А вдруг..., вдруг вся моя судьба решится прямо здесь, в этом переходе. Вдруг это ловушка для незадачливого смертника. А что? Двери все заперты, пустят газ из-под крыши, ну, такой что бы сразу инфаркт. По экрану понаблюдают. Пол раскроется как в фильме «Архив смерти». Тело упадет в темные воды «Иордана», и с концами. Как какого-нибудь Килошовича, или Даруева…. И никто не узнает, где могилка моя»….
Весь свой путь Узник прошел как по минному полю, ужасно вспотев.
«Уф, кажется пронесло».
Никитин остановился возле входа в здание суда. Он тяжело дышал, как будто пробежал стометровку. Двери гостеприимно открылись, за ними стоял человек в форме. Вылитый Джонсон, только еще выше и покрупней. Такой, рыжий викинг (Свенсон?). И форма на нем была точь - в точь как у Сэма, только не голубая, а фиолетовая (прям, как «живуны» и «мигуны» из сказки Волкова).
_Фамилия? – Голос у встречающего был тверд, но не резок.
_Никитин. – Алексей посмотрел снизу вверх на Свенсона.
Охранник забрал бумаги из рук арестанта и, пропустив его, скомандовал:
Вперед!
«Вперед, так вперед»…..
Опять коридоры, этажы….
Спустившись на несколько этажей по маршевой лестнице, в пролете которой была натянута сетка против самоубийц, они зашли в третий по счету кабинет. За дверью находилась следственная комната, как положено – с зеркальным проемом на одной из стен. Оставив Никитина в кабинете, охранник вышел за дверь. Сев за единственный стол, стоящий в комнате, Алексей демонстративно уставился на зеркало в стене:
«Изучаете? Пожалуйста, могу в профиль, могу в фас»….
Через небольшой промежуток времени из двери сбоку от зеркала вышли двое человек. Держа в руках по пластмассовому стаканчику, они разговаривали между собой и непринужденно смеялись. Один из них был чернокожий, в черном костюме и серой рубашке без галстука. Коротко стриженый и вполне симпатичный. Легкой походкой, подойдя к столу и боком взглянув в «дело» Алексея, он поинтересовался:
Ага, что тут у нас?
Поставив стаканчик на стол, он взял бумаги и грациозно уселся напротив стола. Другой, не черный, но тоже смугловатый, с прямым острым носом, большими грустными глазами. Кудрявый, похожий на араба, он был одет в бежевый костюм и синюю, льняную сорочку с белым галстуком. В руках он держал кожаный добротный портфель. Этот агент отхлебнул из своего стаканчика немного, нахмурился, обошел стол, и, подойдя к задраенному жалюзями окну, оперся о подоконник спиной. Взгляд его был напряженным.
«Понятно, добрый и злой полицейские, знаем – читали»….
«Добрый» сидел нога на ногу, и то читал документы, то белозубо скалился на арестованного. Затем он вскинулся и подвинулся ближе к столу:
Господин Никитин, разрешите представиться. Чамбэ Ванавара, я курирую ваше дело в прокуратуре. А это… - Ванавара махнул себе за спину в сторону окна:
Это Роберт Циммерман, ваш государственный защитник, любезно предоставленный гильдией адвокатов.
Циммерман слегка кивнул головой и отвернулся к окну, еще раз отхлебнув из стаканчика.
Ванавара заметил, как Никитин посмотрел на стаканчик Циммермана и спросил:
Может кофе, Алексей Георгиевич? Хороший….
_Да…, не отказался бы. – Узник немного смутился.
_Тогда конечно. Бобби… - Следователь обратился к адвокату:
Принеси, пожалуйста, господину Никитину тоже стаканчик. А мы пока с ним побеседуем. Не возражаете? – Чамбэ подмигнул Никитину.
Адвокат вышел за кофе. Ванавара нажал на красную кнопку прикрепленную к столу. Дверь кабинета открылась, зашел давешний охранник.
_Свенсон, снимите с заключенного наручники.
Надзиратель сдержано кивнул головой и подошел к Алексею. Пока шла эта процедура, Ванавара выдвинул ящик стола, достал какие-то бланки, гелиевую ручку и улыбнулся в сторону арестованного:
Так, чисто для порядка, небольшая анкета, господин Никитин. Вы не против?
Алексей, привыкший ко всему, с легкостью согласился.
_Ну и ладненько. – Чамбэ почесал свой нос:
Итак. – Он заглянул в бланк: Я спрашиваю, вы отвечаете. Понятно?
_Вполне.
_Чудесно. Ваше имя, отчество, фамилия?
_Никитин Алексей Георгиевич.
_Дата и год рождения?
_Седьмое октября, тысяча девятьсот пятьдесят первого года.
_Место рождения?
_Город Тирасполь, Приднестровье.
_Образование?
_Высшее. Кандидат наук.
_Профессия?
_Биолог.
_Специальность? Ну, на чем специализировались.
_Молекулярная биология. Разработки в области генной инженерии и нана-технологий….
_Все верно. Семейное положение?
_Вдовец (Никитин нахмурился),
_Извините, имя вашей бывшей супруги?
_Мария Николаевна. Но какое это имеет….
_Формальность, господин Никитин, вы не волнуйтесь. Итак, дети есть?
_Да, двое – Денис и Светлана.
_Год рождения?
_Простите?
_Дети когда родились?
_Да они уже взрослые. Сын семьдесят шестого, дочь восемьдесят третьего….
_Кем работают, учатся?
_Сын живет в Америке, в Соединенных Штатах. У него семья в Калифорнии, кажется. Он бизнесмен (Алексей почесал голову). Извините, мы с ним давно не виделись. А дочь живет в России, где-то на Алтае, в полосе отчуждения, вот….
_Хорошо. И в завершении, еще вопрос – ваше последнее место работы?
Никитин задумался вспоминая:
Лесник-эколог в заповеднике Карельской Республики, в России. Тоже очень давно.
Ванавара сверился со своими записями и улыбнулся в ответ:
Правильно. А теперь распишитесь здесь, и вот, здесь. Отлично. – Чамбэ убрал свои бумаги, и в это время вошел Циммерман, неся в вытянутой руке новый стаканчик.
_А вот и ваш кофе. – Обрадовался Ванавара.
Адвокат поставил стаканчик на стол перед Никитиным, и устало спросил у следователя:
Вы уже все обсудили?
_Да, Боб, оставляю тебе твоего клиента. А я пошел по своим делам. Всего хорошего. –
Ванавара подмигнул Алексею и вышел с бумагами из кабинета.
Пока следователь и адвокат менялись местами, Алексей наслаждался принесенным кофе – настоящим и крепким. Допив напиток, Никитин взглянул на адвоката, тот сидел напротив и рассеяно листал бумаги, вытащенные из портфеля. Вид его был озабоченный и какой-то вялый, как будто он слегка недомогал.
_Спасибо за кофе.
_Что? А, не за что. Ну, так, с чего начнем?
_Не знаю, вам видней. – Спокойно ответил Никитин, немного прищурясь от яркого освещения.
Циммерман прокашлялся в кулак, сложил руки над бумагами, не глядя на арестанта, смущено ухмыльнулся:
Хм…, ну, вот, я как бы приставлен к вам в защитники на суде. И должен ввести вас в курс дела. Как бы побеседовать, что ли….
_А смысл? – Откликнулся Алексей: Я имею в виду, как мне кажется, что у вас нет никакого желания со мной общаться. То есть, помогать мне как адвокат. Не так ли?
_Хм…, ну, как бы есть немного, ну, то есть да, в смысле – нет….
_И?
_Что «и»? – Раздражено переспросил Циммерман, глядя на свои ухоженные пальцы.
_Я имею в виду, как решить эту проблему. А, знаете, я думаю, что просто откажусь от ваших услуг. У меня есть такое право?
_Ну, как бы да. То есть, вполне возможно. Ну, в смысле это утрясти… - Циммерман впервые посмотрел на Узника:
_Только вы как бы не на свой счет. Я вижу, что вы умный человек. Но я…, я больше про себя, то есть о себе. Знаете, я вам скажу, ваше дело: или – или. Ну, то есть, улик нет – это да. Есть общественное мнение, а оно совсем даже не очень. Ну, это я про вас.
_Я понял, говорите дальше.
_Хм…, дальше. Видите ли: есть трупы, и их вешают на вас. Это в какой-то мере верно, в смысле логично. Но, глядя на вас, я вам скажу: ну, какие трупы? Они вам совсем не идут. То есть, сидеть, пялясь в микроскоп, или нести ахинею про бога – это да. Но жечь человеческое мясо.… Извините. Как-то нет, знаете ли – абсурд. Вы меня понимаете?
_Спасибо на добром слове. – Искренно ответил Никитин.
_Хм…, и не говорите, какое доброе слово? Вы что? Я это все о себе. Потому что общественное мнение, и что на много важнее – решение оттуда. – Циммерман украдкой показал наверх:
Поэтому вы правы, что отказались от защиты. Хотя, конечно, я вру. Без защиты вам будет крепко, и даже очень. Но я думаю…. – Циммерман внимательно взглянул на Алексея:
Думаю, что язык у вас есть, и голова…. И если это все связать, так сказать, и подать как покаяние, что ли. Или лучше юлить, ну ни то, ни се. Ну, понимаете? «Я ничего не знаю», или там: « А вы как думаете?». Ну…., хотя нет, у вас это не получится. Вы, я имею в виду русских, такие прямолинейные. Нет, у вас не получится…. – Циммерман грустно вздохнул.
_Еще раз спасибо на добром слове. - Алексей заулыбался.
_Вы что? Вам смешно? Ему смешно. Плакать надо. Хотя…, ведь можно и психом прикинуться. Нет…, поздно. Но это правда, вы, если честно, смахиваете на психа. Извините.
_Еще раз спасибо. – Алексей заулыбался шире.
_Нет, это правда, извините. Ну, не понимаю я таких людей, в смысле религиозных, как там….
_Фанатиков. - Подсказал Никитин.
_Да, вот именно. – Циммерман щелкнул пальцем и опустил глаза.
_А вы? Разве ваша семья не религиозна? – Спросил Узник у адвоката смягченно.
_Ой, нет, спасибо. Мои как раз нет, и даже очень. Мой папа, например, был когда-то марксист, а сейчас просто старый ворчун. А мама, она добрая женщина, она сериалы любит. Я же, знаете ли, жизнь люблю…, и деньги не последний предмет. А абстрактное что-то…, нет. Воображения не хватает, наверное. В смысле, вопрос пока открытый.
_Но, знаете, это не традиционно как-то. Вот юрист – это понятно. Ну а как же, например, «пейсах», «ханука», мамин знакомый рабби?
_Вы вот о чем? Нет, нет. И юрист не традиционно. Мой папа всю жизнь сварщиком проработал, хорошим, правда – «дипломантом». А мама, она его вторая жена, всегда была домохозяйкой. А я хулиганом рос, учился плохо, и на скрипочке не играл, надо вам сказать. После армии лишь поумнел. Поглядел, поглядел и стал, как вы говорите, юристом. А вы… - Циммерман немного подумал:
Вот вы, я читал, вы – голова! И что с этой головой случилось? Не понимаю. Как это соединить? Ведь наверняка и деньги бы имели и успех, все дела. Но нет, мы идем дальше, умище то куда девать? Надо покопаться в макулатуре, надо что-то выяснить, кому-то доказать. Я, если честно, я люблю упрямых. Я сам тоже иногда. Вот так встать в позу, тебя со спины толкают, а ты нет, а ты: «она все равно вертится!». Это бы вот так хорошо, но только дома на кухне, и что б никто не видел. А вот так, идти на рожон, не понимаю. Ведь вы умный человек….
_Ну, это как сказать – Вставил Никитин:
Сейчас умный не тот, кто много знает или думает, а тот, кто быстро соображает, что к чему. У кого, как говорится, нос по ветру. Раньше, еще до отмены буквы «ЯТЬ», такие в основном в лакеях ходили, да в «Смердяковых» пресмыкались. А в последнее время все норовят в премьер-министры, или на худой конец в вице-премьеры. Извините, что перебил вас, продолжайте.
_Конечно, Алексей Георгиевич. Но все же объективно, вы человек неглупый. И вот, как ученый, скажите, пожалуйста, как вы объяснили себе существование Бога?
Алексей внимательно посмотрел на адвоката, придвинулся ближе и поудобнее сел, облокотившись на стол:
А с удовольствием, если вам это интересно.
_Да, конечно. – Циммерман тоже подвинулся и стал сосредоточено слушать
_Хотя, если честно, это долго объяснять. Помните, как одна женщина попросила Эйнштейна рассказать о его теории относительности, только покороче. Он сказал: «это легко. Например: волос, один волосок. Так вот, на голове один волосок – это мало, а в тарелке с супом уже много»…
_Да, да. Вот именно: покороче и что бы я понял.
_Знаете, это очень просто и сложно, одновременно. Поэтому, я думаю, вы не поймете, простите. Давайте я лучше расскажу, что в связи с этим открыли одни ученые, сами того не ведая. - Никитин почесал нос и прокашлялся:
Было это в Кембридже, там, где в свое время один человек по фамилии Ватсон открыл спирали ДНК. В тех же лабораториях другие ученые исследовали мозг млекопитающих, в том числе и человеческий. Проклассифицировав все его изученные части и доли, наткнулись на небольшой, с горчичное зернышко, комочек серого вещества. Нашли его только у человека между гипофизом и гипоталамусом, приблизительно где-то там. И отождествили его с животным эпифизом, отвечающим за наблюдение биологического времени. Но позже, после длительного изучения, пришли к выводу о более сложной его функции. Угадайте какой?
Циммерман лишь развел руками, заинтригованно улыбаясь.
_Эти прагматичные люди, после многих опытов, пришли к выводу о его рудиментарных и атавистичных свойствах, отождествив этот орган с так называемым «третьим глазом», который, согласно древнеиндуиским легендам, осуществлял когда-то связь сознания с Абсолютом. До тех открытий все это считалось мифом. Но это была лишь одна из гипотез любителей теософских «откровений». К другой же примкнули те ученые, которые пошли дальше, отождествив это «горчичное зернышко» с кристаллом мудрости, изначально заложенным в мозг самим Творцом (то есть Богом). Заложенным для общения с первыми людьми (нашими прародителями, Адамом и Евой). Далее история известна: первые люди вкусили «запретный плод» (автономные от Творца источники знания), и были отторгнуты и от мудрости, и от знания. Были отброшены в пещерный век, для жизни в тяжелой борьбе за существование как вида. Но, по мнению ученых-креационистов, стоящих на вере в сотворении всего существующего, связь с человечеством не закончилась, и «горчичное зернышко» не осталось только рудиментарным органом, а в продолжение всей Истории, с помощью Святого Духа (в индийской мифологии представленного как энергия Кундалини) осуществляло связь Творца с разумом человека. Это и профетические познания пророков и апостолов. Научные открытия Ньютона, Паскаля и Менделеева. То, что называют творческим экстазом, тоже черпает из того же источника, но не все. Магизм, если мы вспомним, так же хочет проникнуть в запредельное через кристаллы, и тому подобные «оптические приборы». Но все эти способы «контактов» с альтернативными источниками знания (сюда можно включить наркотические средства изменения сознания) чреваты негативными последствиями….
Подведя черту, можно сказать, что обе гипотезы хоть в строгом смысле и не до конца научны, все же указывают на бытие Разума, сотворившего человеческий мозг, то есть самого Бога. И если мистическая связь с Богом чисто индивидуальный процесс, мало кому понятный, то, как этот процесс происходит, в каком месте человеческого мозга за этим давно наблюдают ученые, не брезгующие метафизической терминологии…. Вот так, господин Циммерман.
_То есть на таких основаниях, по вашему мнению, можно доказать бытие Бога? – Адвокат скептично пожал плечами.
_А вам мало? – Удивился Алексей:
Ну, смотрите, это логично: если есть в мозгу человека орган, отвечающий за связь с Высшим Разумом, значит этот Разум существует. Если этот Разум сотворил такой орган в мозгу человека, вероятно, Он сотворил и мозг, самого человека, а с ним и всю Вселенную. Значит, Он является творцом всей вселенной, то есть Богом. Если же это просто вмешательство Внеземной Цивилизации, которая дала только толчок эволюции на нашей Земле (модная эзотерическая гипотеза), то оно тоже говорит в пользу разумного творческого начала, и косвенно приводит к Великому Творческому Гению, которого древние и называли Богом….
_А если ошибочны обе гипотезы? – Вставил сметливый Роберт:
Что если, были правы те ученые, которые считали этот орган подобием эпифиза, как у остального животного мира, и не более того?
_Да и ради Бога. - Улыбнулся довольный Никитин:
Ведь даже такой орган как эпифиз трудно вложить в «прокрустово ложе» эволюционной теории. Ибо этот орган является как бы сенсорной памятью временной цикличности и магнитного поля Земли. Естественно, в процессе изменений циклов (взять хотя бы теорию сжатого времени) и вследствие процессов сдвига магнитного поля происходит корректировка этой памяти вплоть до уровня генетических изменений. Но нельзя сказать априори, что было время, когда этот орган отсутствовал у известных нам видов, даже ископаемых. Ибо тогда, когда эпифиза не было, не было и такого измерения как «время». Конечно, по всем понятиям в основе материального мира была протоплазма, «мировой суп», из которого все вышло, на котором настаивают эволюционисты. Но это больше смахивает на творческую лабораторию Бога, с которой все и началось. Как вы думаете?
_То есть вы хотите сказать, что и эпифиз намекает на так называемую руку Божью?
_Да ведь, это как посмотреть, господин Циммерман. И если посмотреть повнимательней, то руку Божию можно увидеть везде, в каждом уголке мироздания. А если хорошо прислушаться, то в глубине своего сердца можно услышать и Его голос. Но сказано: «имеют глаза, и не видят, имеют уши, и не слышат». – Грустно закончил Никитин, посмотрев прямо в глаза адвокату.
Циммерман смутился, и, потупив взор, криво усмехнулся:
А знаете, Алексей Георгиевич, вы таким убеждением совсем немного и могли бы сделать меня своим адептом.
«А что мешает?» - Подумал Алексей про себя, но вслух ответил:
Хорошо бы было, Роберт, если б вы стали таким, как я. Только, что бы вам не пришлось носить такие же вот «браслеты». – Никитин показал на свои оковы, лежащие рядом на столе.
«Эх, старец, старец – в точку попал. Ведь именно этого я и страшусь».
Циммерман, не глядя на Узника, перелистовал свои бумаги на столе, уши его горели.
Затем он вскинул свои печальные глаза и тихо молвил:
Да, господин Никитин, хоть, в мире нет бойца храбрей, чем испуганный еврей, но увольте меня…. – Он опять потупил глаза и закончил:
Благодарю за разговор, и прощайте, да поможет вам Бог.
С этими словами он встал, собрал свои вещи со стола и смущенно направился к выходу.
_Роберт. – Окликнул его Никитин у самого выхода:
Если хотите, то я буду молиться о спасении вашей души.
_Спасибо, если это поможет, то, пожалуй….
Дверь за адвокатом захлопнулась.

* * * * * * * *

Тюрин Георгий

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 1 + 5

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: