Церковь становится общероссийской

Конгрегация, прежде регионального масштаба, «Новый Завет», отмечающая в наступившем году свое 20-летие, стала базой для общероссийского объединения церквей деноминации ХВЕ в единую организационную структуру. Как известно, наличием централизованных объединений характеризуются все ведущие религиозные конфессии и две христианские деноминации (православная и католическая), представленные на российских просторах.

Ибо время для такого объединения настало. В условиях существования некогда гонимых в данной стране вплоть до подполья евангельских церквей происходят выдающиеся перемены. Благодаря приоткрытому два десятилетия тому назад клапану свободы в России. Гонения прекратились, или значительно понизился их уровень. Результаты не заставили себя ждать – Божья работа развернулась вовсю. И сегодня результаты эти становятся все более видимыми (реально осязаемыми, как любят выражаться представители некоторых гуманитарных профессий и пытающиеся подражать им труженики бюрократической нивы).

Рост количества церквей и численности их прихожан – не главный, как я считаю, показатель – поражает тех, кто владеет соответствующими цифрами. Давайте, слегка окунемся в стихию официальной статистики.

В Приморье зарегистрировано 178 общин пятидесятников, баптистов, адвентистов и ряда других протестантских деноминаций. У РПЦ в этом регионе 89 приходов, 3 – у старообрядцев и 6 – у католиков. Другие, нехристианские, но считающиеся в России «традиционными» религиозные конфессии – мусульманство, иудаизм и буддизм – также представлены весьма скромно: 6 мечетей, 7 синагог и 4 буддистских пагоды. В Хабаровском крае ситуация выглядит аналогично: из 163 религиозных организаций 96 – протестантские. Причем, число неортодоксальных приходов только увеличивается. А вот РПЦ явно сдает свои позиции – время от времени появляются новости о закрытии тех или иных ее приходов. Сейчас в этом регионе у нее осталось всего 48 заведений.

Если взять регионы Сибири и Урала, то больше всего протестантских организаций в Красноярском крае (111), Иркутской (97) и Свердловской (94) областях. Наибольшее распространение получает пятидесятничество, особенно харизматические церкви в русле этой деноминации.

Растет и материальная база церквей – не только в целом, но и, пользуясь терминологией госстатистики, «на душу населения». Господь обычно заботится о том, чтобы духовный рост поддерживался материальным базисом.

Связи между церквями христиан веры евангельской, общение между их представителями становятся все более тесными. Все чаще можно увидеть и услышать в стенах родной церкви проповедников из других регионов страны. Я уж не говорю об интернете.

И главный результат Божьей работы в преддверие приближающейся большой и окончательной жатвы, полагаю, заключается в том, что, наряду с процессом все большего погружения остальной части мира в пучину безнравственности и греха, «светлая» честь общества становится светлее и обширнее, все более отрываясь в контрасте от греховного, гибнущего мира.

Какой же базой (возвращаясь к началу заметки) стала пермская церковь «Новый Завет» для образования и деятельности нынешней общероссийской церкви, объединяющий христиан веры евангельской нашей страны?

Прежде всего, организационной. Благодаря тому, что апостол-основатель церкви «Новый Завет» Эдуард Грабовенко избран год с небольшим тому назад начальствующим епископом РЦ ХВЕ. Собственно, с его избранием последняя и начала свое реальное существование как деятельная церковь.

Далее – материальной базой. Здесь расположен целый ряд помещений для общероссийской деятельности. Я уж не говорю о том, что начальствующий епископ не собирается пока менять свой пермский кабинет на московский. Здесь, в некогда дворце культуры, называемом именем вождя революционного пролетариата, а ныне культурно-деловом центре «Мотовилиха», принадлежащем теперь Пермской епархии церкви «Новый Завет», вовсю кипит работа, например, по подготовке и изданию журнала «Примиритель», сайта РЦ ХВЕ и пр.

Наконец, кадровой. Немало сотрудников «Нового Завета» совмещают свои региональные трудовые обязанности с общероссийскими.

Власти, и федеральные, и местные, так сказать, сдержанно аплодируют процессу интеграции евангельских церквей. Как, в общем-то, и любых других неправительственных организаций. Поскольку властям в таком разрезе проще иметь с ними дело: повышается предсказуемость деятельности организаций для госбюрократии, облегчаются для последней мониторинг поведения объектов наблюдения и связь с ними. И все такое прочее.

Ну, а для нас, христиан, открываются прежде искусственно закрытые двери. Вплоть до входа в представительные органы. Как власти, так и общественные. Входа – не для того, чтобы что-то поиметь от государства (евангельские церкви привыкли обходиться тем, что дает им Господь, и не собираются менять привычки), а чтобы получить возможность представлять в этих органах интересы сотен тысяч (если уже не миллионов) граждан страны, исповедующих чистое христианство.

Виталий Александров

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 7 + 3

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: