КАКЕАЯ ВЕРА ВЕРНЕЕ (продолжение 1)

1. И.К. Жизнь наша – детская игра, только не невинная, а греховная, потому что при крепком уме и познаниях цели своей жизни мы небрежём об этой цели.

2. Л.Т. Сознание человеком своей конечности среди бесконечного мира и своей греховности, то есть неисполнения всего того, что он мог бы сделать, но не сделал, всегда было и всегда будет, до тех пор пока человек остаётся человеком.


3. . И.К. А мы занимаемся делами пустыми, бесцельными: забавляемся пищей и питьём, лакомствами, вместо того чтобы употреблять её только для необходимого питания тела и поддержания телесной жизни; мы забавляемся одеждами – вместо того чтобы прилично прикрыть своё тело для предохранения от вредного действия стихий; мы забавляемся серебром и золотом, любуясь ими в сокровищницах или употребляя их на предметы роскоши и удовольствий, вместо того, чтобы употреблять их на нужды, а избытки разделять нуждающимся.

4. Л.Т. Хорошо бы написать историю человека доброго, нежного, кроткого, милого, образованного, умного, но живущего по-господски, то есть жрущего и с…… и потому требующего, чтоб для него резали цыплят, не спали кучера, рабочие и чистили нужники. Нельзя быть добрым человеку, неправильно живущему.

5. И.К. Икры паюсной поел я с чиновником Преображенским, вина красного попил, - и меня закрепило, и железа моя чрезвычайно меня мучала весь вечер и всю ночь./ 11 Октября 1908./

6. Л.Т. Так это всегда идёт: сначала ягоды, пряники, простые игрушки, потом конфеты, водицы, велосипеды, лошади, потом колбаса, сыр, вино, женщины…

7. И.К. Гди! Согрешил я пред Тобою, вторично причастившись дома (после церковной службы) тремя частицами, оставшимися после причастниц в дому моем. Видел во сне пред утром двух свиней живых, облепленных тестом, как делают пред Пасхой, - в Великую Пятницу или Субботу. Эти свиньи - ты, чревоугодник.

8. Л.Т. Сидим на дворе, обедаем десять кушаний, мороженое, лакеи, серебро, и приходят нищие, и люди добрые продолжают есть мороженое спокойно, Удивительно !!! Как странно, и тяжело на меня действует вид детей моих, владеющих землёй и заставляющих работать народ. Как угрызение совести.. И это не рассуждение, а чувство, и очень сильное. Виноват я был, не отдав землю мужикам? Не знаю.

9. И.К. Всё должно быть у нас общее, как солнце, воздух, огонь, вода, земля – общее всем нам; также должны быть общими – частью – и пища, деньги, книги и вообще все дары Господни, данные обще для всех и удоборазделяемые. Ибо мы ничего своего не имеем, а всё Божье. И несправедливо держат в сокровищницах своих избытки свои люди богатые, тогда как есть много людей бедных, нуждающихся в необходимом пропитании и в необходимой одежде и жилище.

10. Л.Т. Мужики говорят: на небе Царство Господнее, а на земле царство господское. Неужели люди теперь живущие на шее других, не поймут сами, что этого не должно делать, и не слезут добровольно, а дождутся того, что их скинут и раздавят .Таня возится с дантистами, и ей выдернули не тот зуб, и это обстоятельство более всего мне подтвердило то , что я дурно поступил, отдав имение детям. Им бы было лучше. Только надо было уметь, не нарушая любви, сделать это. А я не умел.

11. И.К. Богатство, знатность, слава мира сего! Пади, припади со смирением, умилением слёзным и глубокою благодарностью к Спасителю человеков и разделяй богатство своё с неимущими и бедными, не гордись своею призрачною, скороисчезающею знатностью: истинная знатность только у добродетели.

12. Л.Т. От трудов праведных не наживёшь палат каменных. Грех богатства, не только богатства, но излишка, а тем более большого богатства, кроме своего внутреннего греха пользования трудом, отнимания для себя труда других людей, ещё в том – и ужасный грех – в возбуждении зависти и нелюбви людей.

13. И.К Согрешил я - позавидовав священнику Михаилу в Ваулове в том, что он взял себе многоземельное владение - целую версту, насадив в нем тысячу деревьев, сделав огороды для всяких овощей и для пчельника большое место. Но потом покаялся и переменил зависть на доброжелательство - пусть де пользуется этим участком для своей пользы и семьи своей. Зависть в христианине есть безумие. – Во Христе все мы получили бесконечно великие блага, все обожжены, все сделались наследниками неизреченных и вечных благ Царствия Небесного.

14. Л.Т. Благотворительность подобна тому, чтобы сделал человек, который иссушив сочные луга водосточными каналами, потом поливал бы эти луга в тех местах, где они представлялись бы особенно сухими. У народа отберут то, что им нужно, и тем лишат его кормиться своим трудом, а потом стараются поддержать его слабых благотворительностью.


15. И.К. А что ещё есть? Какие благотворения мнимые? С благотворительной целью делают увеселения, то есть прежде всего хотят намеренно послужить своей греховной плоти, дьяволу, а потом уже - ближнему и Богу. Да это, господа, вовсе не благотворение!

16. Л.Т. И потому, чтобы делать добро, не деньги нужны, а нужна прежде всего способность хоть на время отречься от условности нашей жизни; нужно не бояться запачкать сапоги и платье, не бояться клопов и вшей, не бояться тифа, дифтерита и оспы; нужно быть в состоянии сесть на койку к оборванцу и разговориться с ним по душе так, чтобы он чувствовал, что говорящий с ним уважает и любит его , а не ломается, любуясь на самого себя.


17. И.К. Странное и дикое явление в повреждённой грехом природе нашей иногда ненавидеть благодетельствуемых и за своё благодеяние платить им нерасположением! Враг сильно посмеивается над нами; он хочет уничтожить плоды наших добрых дел. Но ты тем более люби, чем более кому благотворишь, зная, что получающий от тебя милость служит и для тебя залогом помилования твоего от Бога. Все жертвы и милостыни нищим не заменят любви к нищему, если нет её в сердце.

18. Л.Т. Вышел на террасу. Девять человек просителей, нищих, самых несчастных. И не выдержал доброты со всеми. Пора, кажется бы, выучиться, а всё плохо продвигаюсь. Не мог преодолеть себя /экзаменов было много/ - не в наружном проявлении – в наружном я ничего не сделал, но в душе, в мыслях, не смог победить недоброжелательности, не мог вызвать любви, вызвать в себе живое сознание своего отношения к Богу.

19. И.К. Нищие ежедневно преследуют тебя: это значит – милость Божия непрестанно преследует тебя .Блажени милостивии: яко тии помилованы будут/Мф.5:7/ Кто же будет убегать от милости Божией?

20. Благотворительница довольна собой, что она сжалилась и дала бедной. А бедная только о том и думает и тем довольна и хвалится, что она хорошо умеет выпрашивать: « от меня не отвертится».


21. И нужда бедных настойчива в требовании, иногда нахальна, и страсти наши также упорны и настойчивы, но будем уступать благоразумно настойчивым просьбам нуждающихся и страждущих; это послужит к нашему спасению и к вечному блаженству.

22. Л.Т. Дурно отнёсся к нищему или ещё что-то сделал дурное – не помню, но стало совестно, больно, что нельзя поправить, что тот, с кем надо было обойтись хорошо, ушел, и уже не догонишь. Это ложное чувство. Не в том дело, что непоправимо последствие моего поступка/ оно может быть и поправимо/ а в том, что непоправим самый поступок, что время, в которое он совершён, не возвратится. Но поправим я сам. Я могу сознать свой грех, быть осторожным в повторении его. Важны не последствия, а поступок, дающий привычку злую или добрую.


23. И.К. В 8-ом часу вечера. Гди, благодарил Тебя за скорое, животворное помилование меня, грешного и убогого раба Твоего. Когда пришел в Собор, к утрени и подошел ко мне диакон посторонний - Феодор, служащий при церкви Умалишенных, прося помочь материально девице Наталье, его своячнице, живущей у него, - я с огорчением сначала отказал ему, а потом дал 7,5 руб., тоже с огорчением, недоброхотно и с неприязнью к нему, диакону; но потом, чувствуя скорбь и тесноту, и гнев Божий на меня, - я глубоко покаялся и получил явное прощение, мир, спокойствие совести, сердечный простор и дерзновение.

24. Л.Т. Третьего дня было поразительное: выхожу утром с горшком на крыльцо: большой, здоровый, лёгкий мужик, лет под 50, с 12-ти летним мальчиком, с красивыми, вьющимися,, отворачивающимися кончиками русых волос. «Откуда?» - «Из Затворного». Это село, в котором крестьяне живут профессией нищенства.

25. И.К. Впрочем, трудолюбию справедливо принадлежат избытки, и праздные по справедливости терпят бедность и нищету. Потому, если мы знаем некоторых, что они бедны от праздности и лености, таким мы не должны уделять от своих трудовых избытков. …, если нищий ленив – такому не давать Аще кто не хощет делати, ниже да яст.

26. Л.Т. «Что ты?» - Как всегда, скучное: «К вашей милости», - «Что?» -« Да не дайте помереть голодной смертью. Всё проели.», - «Ты побираешься?» - «Да, довелось. Всё проели, куска хлеба нет. Не ели два дня.» Мне тяжело. Все знакомые слова и все заученные.

27. И.К. Но к вопиющей бедности, происходящей от старости и изнурения сил, от болезни, от бесплодных или мало вознаграждаемых трудов и от неурожая хлеба, надо всегда спешить на помощь, особенно людям богатым. Господи, научи меня подавать милостыню в простоте сердца, охотно и с ласкою.


28. Л.Т. И иду чтобы вынести пятак и отделаться. Мужик продолжает говорить, описывая своё положение. Ни топки, ни хлеба. Ходили по миру, не подают. На дворе метель,, холод. Иду, чтоб отделаться.

29. И.К. Все должны упражняться в милостыни. Много практикующие врачи, получающие много денег с больных, должны для души своей подавать щедрую милостыню, если верят, что у них есть бессмертная душа; богатые священники, получающие щедрые вознаграждения за свои труды молитвенные, также должны подавать богатую милостыню, да не осуждены будут с Иудою предателем, предавшим за сребреники Господа славы; купцы, получающие большие барыши; чиновники, получающие большое жалование, - все должны запасаться елеем милостыни и добрых дел, да не туне явятся пред Судиею в день страшного испытания, да не наги явятся на оном всемирном позорище.

30. Л.Т. Запел соловей под окном, до слёз радостно. Сейчас только вспомнил, что я нынче гуляя перед чаем, забыл помолиться. Всё забыл.

31. И.К. Ловите же утренние часы , это – часы как бы новой, обновлённой временным сном жизни. Они указывают нам отчасти на то состояние, когда мы восстанем обновлённые в общее утро невечернего дня воскресения или когда разрешимся от этого смертного тела.

32. Л.Т. Первый блин комом. С утра расстроила то прекрасное настроение, в котором я встал, какая-то глупая старушка, рассказавшая мне про видения, свои воспоминания и про то, что меня ненавидят и ругают на станции Козловке. Это к стыду моему очень огорчило, гнетуще подействовало на меня. Надо благодарить Бога, испытывает меня.


33. И.К. Ты печёшься о человеческом мнении, о человеческой славе: примись деятельно за исцеление этого душевного недуга. Помышляй и ревнуй единственно о славе Божией. Вменяй в ничто человеческое бесчестье. Люби обличения праведные и неправедные от людей, чтобы исправиться здесь и не быть обличенным на страшном суде, перед всем миром, перед всеми Ангелами и человеками.


34. Л.Т. Чем меньше имеет значение мнение людей, тем сильнее чувствуется Бог . Как хорошо быть виноватым, униженным и уметь не огорчаться. Это можно, и как это нужно. И как дурно считать себя правым, возвышенным над людьми и радоваться этому. Это губительно для истинной жизни.

35. И.К. Не станем нимало оправдывать себя, как фарисеи, лицемеры, ибо не оправдится, сказано, перед Богом всяк живый/Пс.142:2/, а одним только искренним покаянием можем умилостивить Господа.

36. Л.Т. Мы все оправдываем себя, а нам, напротив, для души нужно быть, чувствовать се6я виноватым. Надо приучать себя к этому. А чтобы было возможно приучить, надо радоваться случаю, когда можешь признать себя виноватым. А только поищи, и случай этот всегда найдётся.

37. И.К. Что будет с нами в том веке, когда всё, что нам льстило в этом мире, и богатство, и почесть, пища и питьё, и одежды, и прекрасно убранные жилища, и все привлекательные вещи, - что будет, говорю когда всё это нас оставит, когда всё это окажется для нас сновидением, и когда от нас потребуются дела веры и добродетели, дела воздержания, чистоты, кротости, смирения, милосердия, терпения, послушания…?

38. Л.Т. На эту тему хотелось бы написать рассказ «Сон» : человек видит, как после смерти его судят и на весах вешают его дела. Он ждёт, что принесут и положат его труды для народа, благотворительность, его научные труды, его семейные добродетели…Их несут, и всё это ничего не весит, иное производит обратное действие: весы поднимаются. Для славы людской. И вдруг несут то, что он забыл: как он подавил в себе досаду в споре, поднял игрушку девочке…/придумать надо лучше/. Можно ещё сопоставить двух юродивых: одного призванного юродивым, профессионального юродивого, и другого, про юродство невольное которого никто не знает. И как первый неугоден, а только второй угоден Богу.


39. И.К. Верь и твердо помни, что ты двойственный человек: один – плотский, больной страстями, ветхий, дьявольский; его надо умерщвлять и ни в чём ему не удовлетворять, не преклоняться на его греховные, настойчивые, болезненные вопли; а другой – духовный, новый, здравый, Христов, во всём Христа ищущий, Христом живущий/вместо похотей мира/ и во Христе обретающий покой и жизнь, кроме Христа ничего не желающий иметь в этом мире, вменяющий в умёты блага земные.

40. Л.Т. Мы живём только тогда, когда помним о своём духовном «я». А это бывает в минуты духовного восторга или в минуты борьбы духовного начала с животным. В первый раз с необыкновенной новой ясностью сознал свою духовность: мне нездоровится, чувствую слабость тела, и так просто, ясно, легко представляется освобождение от тела, - не смерть, а освобождение от тела; так ясна стала неистребимость того, что есть истинный «я», что оно, это «я», только одно действительно существует, а если существует, то и не может уничтожиться, как и то, что тело не имеет действительного существования. И так стало твердо, радостно! Так ясна стала бренность, иллюзорность тела, которое только кажется.

41. И.К. Вскрытие морей и рек – образ разрешения души нашей от тела. Воды, разрешившись от льда, становятся лицом к лицу с воздухом, который начинает их колыхать, и с солнцем, которое начинает в них купаться.: так чистые души, разрешившись от тела, бывают лицом к лицу со Христом, прохлаждаются Им и осияваются Им

42. Л.Т. Какое ужасное свойство – самоуверенность, довольство собой. Это какое-то замерзание человека: он обрастает ледяной корой, сквозь которую не может быть ни роста, ни общения с другими, и ледяная кора эта всё утолщается и утолщается.

43. . И.К. Воды, пока на них лежит оболочка ледяная, находятся как бы в темнице, в оковах… Так и души наши, пока живут в оболочке телесной, не имеют непосредственного сообщения с Богом и со святыми…

44. Л.Т. Навели меня на эти мысли мои отношения со многими людьми: это все, ужасно сказать, свиньи, перед которыми нельзя кидать жемчуга. Видишь, что он несчастен от заблуждения, в котором находится, живёшь с ним, говоришь и знаешь то, что облегчит, спасёт его – и не можешь сказать ему, а впрочем… Странно, что мне приходится молчать с окружающими и говорить с далёкими по времени и месту, которые будут слышать меня .

45. И.К. Ко всякому слову имей такое внимание и уважение, какое имеешь к живому человеку, и твёрдо веруй, что слово Божие живо и действенно…до разделения души же и духа…/Евр4:12/

46. Л.Т. Вот сейчас я работаю над сводом моих мыслей, так я по двенадцати раз переписываю одно и то же. Так осмотрительно, целомудренно должен относиться писатель к своей работе…

47. И.К. Итак, когда говоришь, веруй, что ты имеешь дело с живыми, а не с мёртвыми существами, с действенными, а не с косными и бессильными. Знай, что ты должен говорить с верой и уверенностью каждое слово. Слова – живые бисеры. Не пометайте бисер ваших пред свиньями / Мф. 7:6/

48. Л.Т. Становится ясно, что со словом надо обращаться честно…, если говорить, то надо говорить так ясно, как только можешь, а не с хитростями, умалчиванием, подразумеванием, с которыми пишут все, и я писал. Постараюсь этого не делать.

49. И.К. Не одинаковое слово скажешь: иное оживит, а иное убьёт душу твою и, может быть, душу ближнего твоего. Потому и сказано: слово ваше да бывает всегда во благодати, солию растворено/КОЛ.4:6/, да даст благодать слышащим: всяко слово гнило да не исходит из уст ваших /ЕФ.4: 29

50. Л.Т. Без слов нет мысли. Мысль же есть та сила, которая движет жизнью и моей, и всего человечества. И потому несерьёзно обращаться с мыслью есть грех большой, и «вербицид» не меньший грех, чем «гомицид», убийство словом не меньший грех, чем убийство физическое.

51. И.К. Убивают, между прочим, и врачи от неведения своего болезни больного, приписывая ему вредные лекарства. Убивают и те, которые не хотят лечиться или лечить больного, которому необходима помощь врача. Убивают и те которые раздражают больного…

52. Л.Т. Думал о безнравственности медицины. Безнравственен страх болезни и смерти, которую вызывает медицинская помощь, советы требования врачей о том, чтобы больной следил за своими отправлениями, вообще, жил как можно меньше духовно, а только материально. Одно могу сказать, что моя болезнь мне много помогла. Много дури соскочило, когда я всерьёз поставил себя перед лицом Бога. Многое я увидел в себе дрянного, чего не видел прежде. И немного легче стало. Вообще надо говорить любимым людям: не желаю вам быть здоровым, а желаю быть больным. Чувствую себя очень плохим, слава Богу. Рад, что не перестаю думать о смерти .

53. И.К. Ах, и сам чувствую, что когда я здоров совершенно и не утруждаю и не изнуряю себя трудами, я умираю тогда духом, тогда нет во мне Царства Божия, тогда обладает мною плоть моя.

54. Л.Т. По мере того, как открывается сущность жизни, то есть что человек узнаёт свою безвременную, беспространственную природу, уничтожается, умаляется его материальная природа, то есть разбиваются пределы, отделяющие его от других существ .

55. И.К. Материя, когда мы к ней прилепляемся сердцем…убивает душу через удаление от Бога, Источника жизни…Всё материальное надо вменять за сор, как маловажное, ничтожное, тленное, исчезающее, а надо обращать внимание на душу невидимую, простую, бессмертную. Презирати убо плоть преходит бо, прилежати же о душе, вещи бессмертней.

56. Л.Т. Материя есть всё то, что доступно нашим чувствам. Весь этот мир с моей жизнью в нём есть только одна из бесчисленного количества возможностей других миров и других жизней, и для меня есть только одна из бесчисленных стадий, через которые мне кажется, что я прехожу во времени. Крик бесов: теперешних заблудших людей: материалистов, позитивистов, ницшеанцев:Оствь, что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришёл погубить нас, знаем Тебя, кто Ты, святый Божий .

57. И.К. Дивлюсь я величию и животворности Божественных Тайн: старушка, харкавшая кровью и обессилевшая совершенно, ничего не евшая,- от причастия Св. Тайн, в тот же день начала поправляться.

58. Л.Т. Иисус хананеянку, беснующуюся, истиной исцелял.

59. И.К. Девушка, совсем умиравшая, после причастия Св. Тайн, в тот же день начала поправляться, кушать, пить и говорить, между тем как она была почти в беспамятстве, металась сильно и ничего не ела, не пила. Нужно всякому учиться побеждать в себе грех с помощью Божией: От Бога даны нам все Божественные силы к животу и благочестию, надо только не лениться использовать их. - Хотите научиться восхищать силою Царство Небесное? -

60. Л.Т. Нельзя ли вместо того, чтобы думать, что мысли плохо работают от неприлива крови к мозгу, или на душе мрачно оттого, что печень не в порядке, - думать, что недостаточно прилива крови к мозгу и печень не в порядке от слабости работы мысли и от мрачности души. Одно нераздельно с другим. Что`причина и что`следствие. Признаём же мы обыкновенно вещество причиной духовного потому, что внимание наше направлено на вещественные изменения, а не на духовные.

61. И.К. Некто, бывши смертельно болен воспалением желудка девять дней и не получивший ни малейшего облегчения от медицинских пособий, - лишь только причастился в девятый день поутру животворящих Тайн, к вечеру стал здоров и встал с одра болезненного. Причастился он с твёрдой верой. Я молился об нём Господу, чтобы Он исцелил его.

62. Л.Т. Вред медицины в том, что люди больше заняты телом, чем духом. Жизнь сложилась так, что гибнут миллионы молодых, а старики больше заботятся о теле, чем о душе… Прекрасное выражение в народе, когда болен: «помираю». Болезнь заставляла бы думать о смерти, а не об аптеке.

63. И.К. Мы сколько не хлопочем о здоровье…, святые же, презиравшие плоть, обессмертили и душу и плоть свою. Поучитесь у святых, как они подвизались, как они употребляли над собою всякое усилие; какое у них было самоотвержение, какое беспристрастие к богатству, к мирской чести и славе, к плотским удовольствиям; какое имели воздержание, какое усердие к Богу, какую молитву всегдашнюю, какой труд, какое смирение, незлобие, послушание, терпение, милосердие к ближнему.

64. Л.Т. Читал статью Мечникова опять о том же: что если вырезать прямую кишку, то люди не будут более думать о смысле жизни, будут так же глупы, как сам Мечников. Нет, без шуток. Мысль его в том, что наука улучшит организм человека, освободит его от страданий.

65. И.К. Сердце совершенно здорового человека расслабевает для веры и любви к Богу и ближнему и легко вдаётся в похоти плотские; а сердце нездорового человека, или сердце уязвляемое, изнуряемое, укрепляется в вере, надежде и любви и далеко отстоит от страстей плотских. Вот почему Отец Небесный, пекущийся о нашем спасении наказывает нас различными болезнями. Тесноты и скорби болезней опять обращают нас к Богу.

66. Л.Т. Саша от боли впрыснула морфий. Няня не одобрила: пострадать надо, когда Бог посылает. А Мечников хочет уничтожить не только страдания, но и смерть. Разве он не жалкий, испорченный ребёнок в сравнении с народной мудростью старушки.

67. И.К. Когда врагу не удастся запять христианина на пути спасения скорбями и теснотами, бедностью и разными другими лишениями, он бросается в другую крайность: он борет его самым здоровьем, покоем, негой, расслаблением сердечным, душевным нечувствием благ духовных или богатством жизни внешней.


68. Л.Т. К кому прильнуть – ни одни не годятся. Сделаться маленьким и к матери, как я представлял её себе – высшее моё представление о чистоте любви, но не холодной, божеской, а земной, тёплой, материнской. Чувство сиротливости, ласки, прильнуть – ослабление, временное исчезновение духовной жизни, - дьявол эгоизма в новой форме хочет обмануть и завладеть. Средство одно: служить кому-нибудь самым простым, первым попавшимся способом.

69. И.К. О, как опасно то последнее состояние! Оно опаснее первого состояния, состояния скорби и тесноты, состояния болезни и пр. Тут легко мы забываем Бога, перестаём чувствовать Его милости, дремлем и спим духовно.

70. Л.Т. Да, третьего дня, дьявол напал на меня в виде самолюбивого задора, желания того, чтобы все сейчас разделяли мои взгляды, стал спорить с Новиковым опять о науке, о прислуге, спорил со злостью. На другой день спал дурно. Так мерзко было, как после преступления.


71. И.К. Прости мне, Гди, что я нарушил главизну Закона Твоего - любовь к ближнему, и раздражился на слугу свою, и "дурой" назвал её в ответ. Каюсь. Прости, исправь, не допусти до греха впредь. Что говорит мне опыт, когда я бываю в плену греха? Я целый день иногда только мучаюсь и не могу обратиться всем сердцем, потому что грех ожесточает меня, делая для меня недоступным Божьего помилования. Я горю в огне и добровольно остаюсь в нём, потому что грех связал мне силы.

72. Л.Т. Не помню, ныне или вчера говорил с Шаховским и весь дрожал, показывая ему правду: что делая дела дьявола – войну, суд, присягу, нельзя говорить о Христе !

73. И.К. Любовь не раздражается, а ты раздрожаешься. Ты ненавидишь врага? Ты глуп. Почему? Смотри: враг коварствует над тобой, ибо в сердце при гневе погасает вера в Бога и теряется дерзновение перед Богом.

74. Л.Т. Был студент медицинской академии Соболевский, приехавший поправлять меня и внушить мне, что понятие о Боге есть остаток варварства. Я постыдно горячился на его глупость и наговорил ему грубостей и огорчил его.

75. И.К. Люби врага – и ты будешь премудр. О, если бы ты знал, какое торжество, какое блаженство – любить врага и делать ему добро! Ни минуты не имей злого сердца, избегай противиться ближнему, не настаивай на своем злом капризе.

76. Л.Т. Как только не в духе, так не любишь людей, а чем больше позволяешь себе не любить, тем больше и больше становишься не в духе.

77. И.К. За скорую Твою милость, Гди, благодарю; я разгневался на Евпраксию, заведующую Вауловым, смутился, уязвился, покаялся и получил от Гда прощение и мир. Слава Тебе, Скоропослушниче Гди!

78. Л.Т. В глубокой старости обыкновенно думают и другие и часто сами старики, что они только доживают век. Напротив, в глубокой старости идёт самая драгоценная, нужная жизнь и для себя и для других. Ценность жизни обратно пропорциональна в квадратах расстояния от смерти. Хорошо бы было, если бы это понимали и сами старики и окружающие их.
79. И.К. Что для человека всего ужаснее? Смерть? Да, смерть. Но не страдай и не скорби через меру. Научись встречать смерть без ужаса, …которая, с воскресением Христовым из мёртвых, потеряла свою грозность. Итак, торжествуем каждую неделю воскресение Христово и своё воскресение из мёртвых, учимся непрестанно умирать греху и воскресать душами от мёртвых дел.

80. Л.Т. «Ничего от жизни не хочу я, и не жаль мне прошлого ничуть», а на себя гадко, совестно, жаль своей души. Страх смерти – сознание неразрешимого противоречия Я есмь воскресенье и жизнь, верующий в меня, если и умрёт, оживёт, а живущий не умрёт вовек. «Это софизм!» - кричат душевнобольные. Пространственное и временное призрачно, а сама истинная жизнь – это я есмь – никогда не начинаюсь, никогда нигде и не кончаюсь.

81. И.К. Так как Бог есть жизнь, а болезни и недуги суть уклонения от жизни, то одно прикосновение к источной первой Жизни исцеляет их. Потому-то Спаситель, Который есть Живот всех, исцеляет и исцелял людей одним прикосновением. Сколько раз смерть вступала в моё сердце, сообщая начатки свои и телу, и от всех смертельных случаев Господь избавил меня, помиловал меня милостью несказанной, оживотворил меня.

82. Л.Т. Подавленное состояние, всё неприятное живо чувствуется, как будто ищу неприятного и восприимчив к нему. Пробовал молитву, не доходит до глубины сознания. Признание своей ничтожности, дрянности не помогает.

83. И.К. Призывай в помощь и скорую Заступницу, Пресвятую Деву Богородицу, так говоря: исцели ,Пречистая ,моя многонедужныя струпы, я еже в души порожени враги, иже присно борются со мною…

84. Л.Т. Смотрел на людей, целующих икону, подлезающих под неё, обожающих и боящихся её. Если людей могли обмануть так, то нет обмана, на который бы они не поддались.

85. И.К. Дева Мария – единосущная Отцу и Слову. Как не прильнуть к такой Владычице и не чаять от Неё всех благ духовных?

86. . Л.Т. Молебен казанской Божьей Матери в христианской церкви. Неужели всё христианство от этого? Вздор !

87. И.К. Если усомнишься, освящена ли икона Божьей Матери, перед которой молишься, то ведай, что Сама первообразная Владычица преосвящена уже тысяча девятьсот лет ещё в утробе родившей Её. В простоте сердца взирай на всякую икону, а сомнение – от дьявола, чтобы отвлечь от сердечной молитвы.


88. Л.Т. Чего-то не того хочется, и мучительно недоволен чем-то, и не знаешь чем, кажется, что жизнью: хочется умереть. Умереть? Ну что же. Износить свою личность так, что она не нужна, то есть неразумна. Мне противно неразумно, стало быть противна моя жизнь. Мне нужно и радостно разумное, стало быть нужна и радостна смерть. Хорошо, что приближение к смерти не печалит, скорее не то что радует, а желательно.

89. И.К. Ты в горести души своей желаешь иногда умереть. Умереть легко, недолго, но готов ли ты к смерти? Ведь за смертью следует суд всей твоей жизни./Ев.9:27/

90. Л.Т. Когда спрошу себя: что же мне нужно – уйти от всех. Куда? К Богу, умереть. Преступно желаю смерти.

91. И.К. Ты не готов к смерти, и если бы она пришла к тебе, ты затрепетал бы всем телом. Не трать же слов по-пустому, не говори: лучше бы мне умереть!


92. Л.Т. Жизнь есть постоянное творчество. Мы видим внешнее, но не внутреннее. Гусеница видит свое засыхание, но не видит бабочки, которая из неё вылетает. Физически не могу ничего делать утром. Стараюсь приучиться к этому и не работать. Внутренняя работа идёт, и потому не только не роптать, а радоваться надо .

93. И.К. Царство Небесное, сказано, нудится, и нуждницы восхищают е /Мф.11:12/. Поэтому нужно постоянно принуждать себя к истине и к добру. Когда убедительны для тебя самого говорят слова молитвы, а без убеждения себя не думай твоей молитвой убедить Бога даровать тебе какое-либо благо.

94. Л.Т. Удивительно устроен человек. Или здесь работай, или готовься для работы там. Самая же лучшая работа здесь тогда, когда готовишься для работы там! Ужасно, когда человек, вообразивший свою жизнь в теле, видит, что тело это разрушается; да ещё со страданиями .

95. И.К. Чем сильнее и мучительнее умерщвление ветхого человека, тем совершеннее обновление и перерождение его, тем совершеннее жизнь его и выше блаженство его в будущем веке Ище восхощет душу свою спасти, погубит ю./Мф.16:25/

96. Л.Т. Для человека, понимающего свою жизнь в духе, разрушение тела, есть только условие духа, страдание же – необходимые условия этого разрушения.


97. И.К. Говори чаще: как бы мне приготовиться к смерти по-христиански верой, добрыми делами и великодушным перенесением случающихся со мной бед и скорбей и встретить смерть без страха, мирно, непостыдно, не как грозный зов природы, но как отеческий зов.

98. Л.Т. Чувствую близость смерти, стараюсь встретить её спокойно и, кажется, спокойно встречу её; но пока здоров, как ныне, не могу живо перенестись в процесс перехода .

99. И.К. Вспомни описанного тобою старца, который, утрудившись под своим бременем, захотел лучше умереть чем жить, и стал звать к себе смерть. Явилась – не захотел, а пожелал лучше нести тяжкое бремя своё.


100. Л.Т. Жизнь, окружающая меня становится всё безумнее и безумнее: еда, наряды, игры всякого рода, суета, шутки, швырянье денег, живя среди нищеты и угнетения. И остановить это, обличить, усовестить нет никакой возможности. Глухие скорее услышат, чем кричащие не переставая. И мне ужасно, ужасно тяжело. Если бы я сказал, что несу терпеливо, делаю, что могу, то я сказал бы неправду. Падаю духом, озлобляюсь, молюсь безнадёжно и отвратителен сам себе.

101. И.К. Мало ли какое зло бывает у тебя на душе, но «не всё, что есть в печи, на стол мечи». Да будет оно одному Богу известно, ведущему всё тайное и сокровенное, а людям не показывай всех своих нечистот, не заражай их дыханием скрытого в тебе зла, затвори печь: пусть дым зла замрёт в тебе, а Богу поведай печаль свою.

102. Л.Т. Со вчерашнего дня состояние душевное очень тяжелое. Не даюсь, не высказываюсь никому, кроме Бога. Я думаю, что это очень важно. Важно молчать и перетерпеть. То страдания перейдут к другим и заставят их страдать, а то перегорят в тебе. Это дороже всего. Много помогает мысль о том, что в этом моя задача, мой случай возвыситься – приблизиться немного к совершенству .

103. И.К. И святыми Божьими овладевало дьявольское отчаяние – уныние. Что же с нами грешными. Не бойся борьбы и не бегай её: где нет борьбы, там нет и добродетели, где нет искушения верности и любви, там неизвестно, есть ли верность и любовь ко Господу. Вера, упование и любовь наши познаются в противностях, то есть в трудных и тяжких обстоятельствах внешних или внутренних: в болезнях, в скорбях, в лишениях.

104. Л.Т. Главное заблуждение жизни людей то , что человек ищет наслаждений и избегает страданий и в этом полагает цель и смысл жизни. Но человек никогда не может жить, наслаждаясь, и не может избежать страданий. Но она вне наслаждений и страданий. Она достигается, проходя через них .

105. И.К. Скорби – великий учитель; скорби показывают нам наши немощи, страсти, нужду в покаянии; скорби очищают душу, вытрезвляют её, как от пьянства, низводят благодать в душу, смягчают сердце, внушают отвращение к греху, утверждают в вере, уповании и добродетели.

106. Л.Т. Слабый, дрянной, телесный, эгоист человек говорит: всё скверно, а духовный говорит: врёшь, прекрасно! То, что ты называешь скверным – это то самое точило, без которого затупилось, заржавело бы самое дорогое, что есть во мне. И я так настоятельно и уверенно говорил это, что под конец победил и вернулся домой в самом хорошем настроении.


107. И.К. Наша плоть унывает и понуряет голову, когда подвергается немощам; а когда здорова и вкушает удовольствия плотские, тогда восхищается, скачет и выходит из себя. Общественная исповедь для священника – училище самоотвержения: сколько для самолюбия священника поводов к нетерпению, раздражению, разленению, лицезрению, небрежности, невниманию – вот пробный оселок любви священника к прихожанам.

108. Л.Т. Самое обычное заблуждение – люди растут до 20 – 25 лет одинаково и физически и духовно. Ошибка в том, что рост физический останавливается, но духовный не перестаёт до глубочайшей старости и смерти.

109. И.К. Не надо обращать внимание на обманчивые чувства плоти и вообще должно пренебрегать всякой плотской игрой, плотским восторгом; нужно благодушно терпеть скорби и болезни плотские, духом мужаться и возлагать надежды на Бога.


110. Л.Т. Чем дольше человек живёт, тем яснее он видит, что тела его одного никогда не было и нет, что тело его было и есть беспрестанно текущее вещество – через что-то невещественное и невидимое, признающее это протекающее тело своим. Тело моё одно только потому, что есть что- то невещественное, которое признаёт всё это переменяющееся тело одним и своим.

111. И.К. Жизнь человека на земле есть постепенное, ежедневное умирание. Итак, если постоянно наше тело разрушается и видимо близится к концу, то будем презирать его , как преходящее и прилежать всеми силами о душе бессмертной: тело – неверный, преходящий друг. Нет ничего изменчивее вещества; оно изменяется в миллионы видов естественным образом по законам Творца… С духом разумным Господь этого не делает и не хочет делать: свойство духа есть неизменяемость…

112. Л.Т. Невещественное это есть то, что мы называем сознанием. Но и сознание не постоянно и изменяется так же как тело. Как нет ничего общего в веществе моего тела, каким оно было 10 лет назад и теперешним, как не было одного тела, так не было во мне и одного сознания, и есть ряд последовательных сознаний, связанных между собою, и человек всё-таки чувствует себя собою. И мы уже много раз теряли своё тело и своё сознание.

Владимир Дьяченко

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 3 + 2

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: