КАКАЯ ВЕРА ВЕРНЕЕ. (продолжение 2)

1. И.К. Но совершенствование в добре – дело разумного, сотворённого духа. То торжество духа над веществом, что дух изменяет его в тысячи видов. Да покоряет он всегда вещественную природу. Проси Господа, чтобы дал тебе неизменяемость в добре.

2. Л.Т. Толстой хочет осудить, думать недоброе об…, а я не хочу. Толстой не я. Есть подлый, глупый, тщеславный и чувственный Лев Николаевич. Здоровье нехорошо. Толстой забирает силы надо мной. Толстой боится болезни, осуждения и сотни и тысячи мелочей…Толстому хочется или не хочется…, да врёт он. Я, я, только и есть я, а он, Толстой,- мечта, и гадкая и глупая. Чем хуже становится человеку телесно, тем лучше ему становится духовно/ как коромысло./

3. И.К. Не смешивай человека – этот образ Божий – со злом, которое в нем, потому что зло есть только случайное его несчастье, болезнь, мечта бесовская; но существо его , образ Божий – всё так в нем остаётся.

4. Л.Т. Три дня очень тяжело болела печень – по-новому; думал, что освобождение, и скорее был рад. Сожаления же не было нисколько. Боялся только резких страданий и вследствие их ослабление духовных сил…а тут сыновья Сергей и в особенности Илья с самоуверенностью, равной только его же невежеству, и я не выдержал и недобро говорил с ним.

5. И.К. Если ты подлинно хочешь быть смиренным, то жаждай всяких обид и притеснений себе, как голодный алчет пищи.

6. Л.Т. И как раз в то время, когда я только что твердил себе, что надо две: не думать о мнении людей и добро относиться к ним, сразу нарушил оба. Долго было больно и стыдно. Только нынче стала проходить резкая боль раскаяния.

7. И.К. Когда страдает от болезни плоть твоя, помни, что страдает первый враг твоего спасения, который болезнию обессиливается, и терпи великодушно болезнь свою во имя Господа Иисуса Христа, нас ради претерпевшего крест и смерть, аще помни, что все наши болезни суть наказание Божие за грехи; они очищают, примиряют нас с Богом и вводят снова в любовь Его.

8. Л.Т. Как трудно покорно переносить болезнь – идти к смерти без противления, а надо. Как это люди не видят, что жизнь есть зарождение нового сознания, а смерть – прекращение старого. Это –то нечто, состоящее в моём известном, исключительном, отношении к миру, и есть моё настоящее и действительное Я.

9. И.К. В мире действительном представляется, с одной стороны бесконечность материальных вещей – одушевлённых и неодушевлённых вещественных тварей; с другой стороны – бесконечность внутреннего мира мысли и чувства, или бессмыслия и бесчувствия греховного, или мысли и чувства греховного страстного. Но вся материальность ничто, а единая благодатная мысль человека, одно чувство святой любви бесконечно дороже всей материальности .

10. Л.Т. Большинство добрых чувств, мыслей – не чувства, мысли. А то, что тебя волнует что-то доброе: сострадание ли, сознание ли неправды и желание помочь, уяснить; и это доброе стремление переходит или в негодование, злобу, осуждение, или тщеславное перед людьми выставляемое рассуждение – болтовню, и сила его уходит, ничего не сделав. Надо не выпускать, запереть это чувство, как пар, как веру, и пускать его уже только в поршень и на колесо.

11. И.К. Сердце в одну минуту может измениться несколько раз к доброму или худому, к вере или неверию, к простоте и лукавству, к любви и ненависти, к доброжелательности и зависти, к щедрости и скупости, к целомудрию и блуду. О, какое непостоянство! О, сколько опасностей! Какое нужно трезвление и внимание к себе!

12. Л.Т. Всё дело в мыслях. Мысли – начало всего. И мыслями можно управлять. И потому главное дело совершенствования – работать над мыслью. Как бы хотелось научить этому людей. Да не поверят или подумают, что это – то, что одно нужно на свете – не нужно им.

13. И.К. Просишь другим жития и веры и разума духовного – искренно ли, не лицемерно ли, не языком ли одним просишь? Желаешь ли им этого преуспеяния от души? Преуспеваешь ли сам в страстях? Смотри, Владыка всё зрит Своими светлейшими очами: надо умеючи просить Его в простоте сердца, духом горящим.

14. Л.Т. Я очень опустился, не в умственном, а в сердечном, любовном. Я не в духе и злюсь! Сижу и злюсь и на присутствующих и на отсутствующих. И гадок себе до невозможности. Вот дьявол, которого на меня послал Бог, как говорит Павел.


15. И.К. Почему Господь попускает быть нищим? – по тому же, между прочим, почему и тебя по твоему желанию не делает праведником.

16. Л.Т. Сержусь на нравственную тупость детей, кроме Маши. Но кто же они? Мои дети, мои произведения со всех сторон, с плотской и духовной. Я их сделал, какие они есть. Это мои грехи – всегда передо мной. И уйти от них некуда и нельзя. Надо их просвещать, а я этого не умею, я сам плох. Я часто говорил себе: если бы не жена, дети, я бы жил святой жизнью. Я упрекал их в том, что они мешают мне, а ведь они – моя цель, как говорят мужики. Помеха то я сам.

17. И.К. Бог мог бы сделать всех достаточными, даже богатыми, но тогда произошло бы великое забвение Бога: умножалась бы гордость, зависть и пр. И ты как возомнил бы о себе, если бы Господь сделал тебя вскоре праведником. Помни изречение Св. Писания: не побеждён бывай от зла, но побеждай благим злое. /Рим.12:21/

18. Л.Т. Вижу, разумом вижу, что это так, что нет другой жизни кроме любви, но не могу вызвать её в себе. Не могу её вызвать, но зато ненависть, нелюбовь могу вырывать из сердца, даже не вырывать, а сметать из сердца по мере того как она налетает на него и хочет загрязнить его. С Соней был разговор нелюбовный, сейчас же перешёл в умиление. Да, можно победить мир любовью. Хорошо пока хоть и это, помоги мне, Господи.

19. И.К. Помни , разум – слуга сердца, которое есть жизнь наша; если он ведёт сердце к истине, к миру, радости, к жизни – он исполняет своё назначение; если к сомнению, к беспокойству, томлению, унынию, мраку – он уклоняется от своего назначения и непременно лжив. Тебе грубят, тебя раздражают, на тебя дышут презрением и злобой – не плати тем же, но будь тих, кроток и ласков, почтителен и любящь к тем самым, которые недостойно ведут себя перед тобой.

20. Л.Т. Не могу приучить себя вспоминать о Боге при общении. Когда человек один, ему легко быть хорошим. Только сойдёшься с другими, и он становится дурён. И чем больше людей сходится вместе, тем труднее им удержаться от дурного. Самое трудное общение – это общение с вполне сумасшедшим. Не надо, нельзя освобождать себя от любовного общения признанием сумасшествия. Напротив. Тут узнаёшь могущественность «меча любви». Не люблю метафор, но эта мне очень нравится.

21. И.К. Ты слышишь, и может быть нередко более от своих домашних, что ты тяжёлый, невыносимый человек; ты видишь к себе сильное нерасположение, вражду за своё благочестие, но помни слова Спасителя: враги человеку домашние его./Мф. 10:36/, и от недостатков исправляйся, а благочестия держись твёрдо. Поверяй совесть свою, жизнь свою и дела свои Богу, ведущему сердца наши.

22. Л.Т. От этого-то так важна любовь. Только с нею, не делаясь хуже, могут сходиться люди. Эгоизм – самое дурное состояние, когда это эгоизм телесный, и самое вредное себе и другим; а эгоизм – сознание своего высшего «я» - есть самое высшее состояние и самое благое для себя и для других. Стоит заботиться о себе телесном – и ряд неустранимых трудностей и бед; стоит заботиться о себе духовном – и всё легко, и всё благо. Физически в самом дурном духе, но без усилия держусь и часто, и когда нужно вспоминаю о посланничестве .

23. И.К. Где я найду истинного христианина, который бы самими делами своими учил презирать плоть, как скоропре6ходящую, и прилежать о бессмертной душе? Где я найду такого возвышенного в душе мужа?

24. Л.Т. Много и часто думаю эти дни, молюсь о том, что думал сотни, тысячи раз, но иначе, именно: что мне хочется так-то, именно …распространять Его истину не словом, но делом, жертвой, примером жертвы служить Богу, и не выходит. Он не велит.

25. И.К. Господь каждого из нас ставит на такое место, где мы можем, если захотим, принести Богу плоды добрых дел и спасти себя и других, и что из величайших грешников Он делает праведников…,спасая нас от всех обстояний, исхищая от самой погибели.

26. Л.Т. Вместо этого я живу, пришитый к юбкам жены, подчиняясь ей и ведя сам и со всеми детьми грязную подлую жизнь, которую лживо оправдываю тем, что я не могу нарушить любви. Вместо жертвы, примера победительного, скверная, подлая фарисейская, отталкивающая от учения Христа жизнь.

27. И.К. На земле, между живыми, трудно найти истинного христианина, хотя и есть, конечно, такие мужи, но в церкви первородных на небесах написанных/Евр.12:23/, в небесной Церкви – многое множество таких мужей, как звёзд на небе. Отвергшись себя, как ветхого, растленного, погибельного человека, как разбитого сосуда, не могущего воды содержать, они взяли крест свой и последовали Христу и весь живот свой предали Ему, презрев плоть и мир скоропреходящий. Они знали, что плоть и мир прейдут и не будет их, что душа наша потому, между прочим, и бесценна, что она, будучи образом Божьим, есть бессмертна…

28. Л.Т. Большинство людей живут так, как будто идут задом к пропасти. Они знают, что сзади пропасть, в которую всякую минуту могут упасть, но не смотрят на неё, а развлекаются тем, что видят. Часто отдаёшься унынию, негодованию о том, что делается в мире. Какая это непростительная ошибка!

29. И.К. Не малодушествуй, не унывай, когда ненавидят тебя человеки за обличение путей их, но паче радуйся, помня слова Спасителя: Блаженны будете, егда возненавидят вас человецы. /Лук. 6:22/…

30. Л.Т. «Я хочу пахать, только не это поле» - я с ним не могу жить- не уживаются люди/ из которых первый я/.Говорят, одна ласточка не делает весны; но неужели оттого, что одна ласточка не делает весны, не лететь той ласточке, которая уже чувствует весну, а дожидаться… Если точно я живу /не отчасти/ по воле Бога, то безумный, больной мир не может одобрять меня за это. И если бы одобрял, то я перестал бы видеть и искать волю Бога. Таково было Твоё благоволение .

31. И.К. Взялся за гуж, не говори, что не дюж; возложив руку на рало, не зри вспять/Лк.9:62/. Ревность Господа Бога не потерпит твоего лукавства, твоего саможаления. Ах, какими трудами, потом и слезами достигается приближение сердца нашего к Богу.

32. Л.Т. Как только не в духе, так не любишь людей, а чем больше позволяешь себе нелюбовь, тем больше и больше становишься не в духе. Дурное расположение духа не только не вредно, но всегда полезно для работы над собой.

33. И.К. Господь для того попускает нас обуреваться различными страстями в этой жизни чтобы возненавидели всем сердцем эти самые страсти – пожар души. Его надо тушить водою любви. Но горе и беда нам, нашему самолюбию, когда будем увеличивать этот пламень новым адским пламенем, своей собственной злобой и раздражительностью. Смирись глубоко, глубоко, признавая себя от всего сердца первым грешником, недостойным сообщества человеческого, и Господь, видя твоё смирение и твою борьбу, поможет тебе.

34. Л.Т. Ведь бедность жизни, воздержание, труд, смирение даже – всё это нужно только для того, чтобы уметь жить с людьми, жить, то есть любить их. А коли нет любви, так и это всё ничего не стоит. Вся пахота нужна, чтобы посев взошёл; коли топчешь посев, незачем было и пахать. Всё дурное только во мне, в недостатке любви. Но поправляется, а оттого не тяжело, а радостно. Если бы я был один, я бы не был монахом, а был бы юродивым.

35. И.К. Для чего Господь прилагает нам день ко дню, год к году бытия нашего? Чтобы мы постепенно отъяли, отбросили лукавство от душ своих, каждый своё, и усвоили себе блаженную простоту, чтобы, например, мы сделались как агнцы незлобливые, как младенцы простые, чтобы научились не иметь ни малейшего пристрастия к вещам земным, а как дети любящие и простые прилепились бы всем сердцем к одному Богу …

36. Л.Т. Может быть живу я ещё затем, чтобы стать хоть менее гадким. Отчего дети и дурачки /юродивые/ поднимаются на такую страшную высоту, выше большинства людей. Оттого, что разум их не извращён ни обманами веры, ни соблазнами, ни грехами. На пути к совершенству у них ничего не стоит. Тогда как у взрослых стоит грех, соблазн, обман. Первым надо только идти, вторым надо бороться. Соскрести с себя вросшую образованием гордость. Человеку одно только может помешать в отыскивании исхода – это ложное высокое о себе и о своём положении мнение./ было со мной

37. И.К. Сердечными очами видишь ясно, как Господь держит тебя всегда в повиновении Себе законами совести. Совесть каждого человека – это луч света от единого, всех просвещающего духовного Солнца – Бога.


38. Л.Т. Совесть есть не что иное, как совпадение своего разума с высшим. Знаю только то, что из того, что я буду следовать вложенному в меня высшему свойству разума и любви или разумной любви, ничего дурного выйти не может. Как не может выйти ничего дурного из того, что пчела будет следовать вложенному ей высшему инстинкту, будет вылетать с роем из своего дома, делала бы на погибель. Но, повторяю, я об этом судить не хочу и не могу.

39. И.К. Человек, вы сами видите, в слове своём не умирает; он бессмертен в нём и по смерти говорит. Я умру, но и по смерти буду говорить. Сколько между людьми этого бессмертного слова, которое оставили по себе давным-давно умершие и которые живут на устах иногда целого народа.

40. Л.Т. Думал о том, что пишу я в дневнике не для себя, а для людей, - преимущественно для тех, которые будут жить, когда меня, телесно, не будет, и что в этом нет ничего дурного. Это то, что мне думается, что от меня требуется. Ну, а если сгорят эти дневники? Ну, что ж? они нужны может быть для других, а для меня, наверное – не то что нужны, а они – я. Они доставляют мне - благо…

41. . И.К. Не должно ни у кого спрашивать, нужно ли распространять славу Божию пишущею рукою или словесно, или добрыми делами. Это мы обязаны делать по мере сил своих и возможности.

42. Л.Т. Я знаю, что мысль, если она настоящая, не пропадёт, и потому книгу я отложил: и знаю, что если там есть настоящая мысль, то правда со дна моря всплывёт; и труд мой, если в нём правда, не пропадёт. Но пока это будет, мне кажется, что сообщивши столько дребедени – боюсь, что вредной и соблазнительной дребедени, - русским читателям, мне следует сообщить им и тот мой новый взгляд на мир, который дали мне мои христианские убеждения; тем более, что взгляд этот, мне кажется по тем беседам, какие мне случалось вести в эти два, три года, не очень распространён и небесполезен другим.

43. И.К. Таланты надо определять в дело. Коли будешь задумываться об этом простом деле, то дьявол, пожалуй, внушит тебе нелепость, что тебе надо иметь только внутреннее делание.

44. Л.Т. Спрашивал себя: зачем я пишу? Нет ли тут личного желания чего-либо для себя? И уверенно могу ответить, что нет, что если пишу, то только потому, что не могу молчать, считал бы дурным делом молчать, как считал бы дурным не постараться остановить детей, летящих под гору в пропасть или под поезд. Ходи я по миру, я ещё меньше бы мог помочь им. Я стар и нынче и завтра умру, не сказав того, что вложено в меня Богом.

45. И.К. Даров Господних не должно удерживать в себе, но изливать на других; образец – природа: солнце не удерживает в себе одном свет, но изливает его на землю и на луну. Особенно пастыри не должны света своего или, лучше, Божьего удерживать в себе, но обильно изливать свет своего ума и знания на других.

46. Л.Т. Я узнал благо и смысл жизни уже на исходе своей и потому не могу уже воспользоваться этим знанием. Должно и можно делать то , что требует от тебя твоё духовное сознание. Если же спрашивать – зачем?...Не моё дело, и мне не нужно и не дано знать. Надо вникнуть в то, что движет мною и что я высказываю, как умею, тем более это нужно, что рано или поздно – судя по тому распространению и сочувствию, которое возбуждают мои мысли, - придётся понять их, не так, как старательно их понимают навыворот те, которым они противны, что я только проповедую то, что надо быть диким и всем пахать, лишиться всех удовольствий, - а так, как я их понимаю и высказываю.

47. И.К. Ты хочешь постигнуть непостижимое; но можешь ли понять, как постигают тебя внутренние, убивающие душу скорби, и найти средства – вне Господа – как их прогонять? Узнай же сердцем, как освобождаться тебе от скорбей, как соделывать покойным сердце свое, если нужно мудрствуй о непостижимом. Аще ни мала чесо можете, что о прчих печетися/Лк. 12:26/?

48. Л.Т. Понимание страданий личности и причины заблуждения людей, и деятельность на уничтожение их ведь есть всё дело жизни человеческой. Ведь затем-то я и человек – личность, чтобы я понимал страдания других личностей, и затем-то я – разумное сознание, чтобы в страдании каждой отдельной личности я видел общую причину страдания – заблуждения, и мог уничтожить её в себе и других.

49. И.К. Хочешь, чтобы другие исправлялись от своих недостатков, а сам скоро ли исправляешься, не страдаешь ли сам тем, чем и другие? Не от тебя ли, от твоей неисправности и другие коснеют во грехах и страстях.

50. Л.Т. Во мне все пороки:, и в высшей степени: и зависть, и корысть, и скупость, и сладострастие, и тщеславие, и честолюбие, и гордость, и злоба. Нет, злоба нет, но есть озлобление, лживость, лицемерие. Всё, всё есть, и в гораздо большей степени, чем у большинства людей. Одно моё спасение, что я знаю это и борюсь, всю жизнь борюсь .

51. И.К. Что такое святость? Свобода от всякого греха и полнота всякой добродетели. Этой свободы от греха и добродетельного жития достигают только немногие усердные, и то не вдруг, а постепенно.

52. Л.Т. Весь род человеческий стоит на постепенных в духовном совершенстве состояниях, и между дикими и святыми много промежуточных ступеней, всё приближающихся к совершенству любви.

53. И.К. От Господа я всё получил и получаю; как же мне не обращаться к Нему единому с молитвой обо всём, что мне нужно? Как мне не надеяться от Него единого получить всё? Я получил от Него жизнь и всё.

54. Л.Т. Всё думаю: за что мне такое счастье. Всё, что мне нужно есть у меня; и что важнее всего, знаю, что это – то, что мне одно нужно, есть у меня,- а именно, сознание своей жизни в очищении, проявлении, освобождении духа…Испытал радость уединения с Богом. Господи, помоги мне, сожги моего древнего, плотского человека. Да, одно утешение, одно спасение: жить в вечности, а не во времени.

55. И.К. Если хотите жить долго, живите духом: в духе заключается жизнь: аще духом деяния плотския умерщвляете, живи будете/Рим.8:13/, и здесь, и там на небесах.

56. Л.Т. Отречение, крест, отдать жизнь, всё это для радости. И радость есть и может быть ничем не нарушаемая и постоянная. И смерть переходит к новой неизведанной, совсем новой, другой, большей радости. И есть источник радости, никогда не иссякающей красоты природы, животных, людей, никогда не отсутствующая.

57. И.К. Когда увидишь прекрасную девицу или женщину, или прекрасного юношу, немедленно вознесись к верховной, святейшей Красоте, виновнице всякой красоты земной и небесной…, вообрази, какова красота святых Божиих…,вообрази неизречённую доброту лица Божия…и не прельщайся земной красотой, этой плотью и кровью.

58. Л.Т. Увидел Ваксу, собаку изуродованного, безногого, и хотел прогнать его, но потом стыдно стало. Он болен, некрасив, уродлив, за это его гнать? Но красота влечёт к себе, уродливость отталкивает. Что же это значит? Значит ли то, что надо искать красоту и избегать уродливость? Нет. Это значит то, что надо искать того, что даёт своим последствием красоту, и избегать того, что даёт своим последствием уродство: искать добра, помощи, служения существам и людям; избегать того, что делает зло существам и людям. А последствие будет красота. Если все будут добры, всё будет красиво. Уродство есть указание греха, красота – указание безгрешности: природа, дети.

59. И.К. Не засматривайся на красоту лица человеческого, а смотри на душу его; не смотри на одеяние его /тело – одежда временная/, а смотри на того, кто им одевается. Так же – не смотри на красоту печатного шрифта книги, а смотри на дух книги; иначе дух унизим, а тело возвысим. Не обольщайся мелодическими звуками инструмента или голоса, а по впечатлению их на душу или по словам узнай, каков дух их; если звуки напевают на душу твою чувства тихие, целомудренные, святые – слушай и питай ими душу твою; если же через них вливаются в душу твою страсти – оставь слушать, брось и тело и дух музыки.

60. Л.Т. В тюрьме – красота луча, мухи, звуков. И главный источник – любовь моя к людям и людей ко мне. Как бы хорошо было, если бы это была правда. Неужели мне открывается новое: Красота, радость, только как радость, независимо от добра, отвратительная. Я узнал это и бросил. Добро без красоты мучительно. Только соединение двух, и не соединение, а Красота, как венец добра. Кажется это похоже на правду.


61. И.К. Когда враг приразится к сердцу сомнением в каком-либо слове Спасителя и уязвит тебя, скажи ему внутренне: каждое слово Бога моего Иисуса Христа есть жизнь для меня, и яд сомнения извергнется из сердца, и спокойно и легко будет на душе .


62. Л.Т. Нет ни одного верующего человека, на которого бы не находили минуты сомнения в существовании Бога. И эти сомнения не вредны; напротив, они ведут к высшему пониманию Бога.


63. И.К. Когда же приразится сомнение в каком- либо слове или изречении церковном, в действии, в обряде, скажи ему опять внутренне слово Спасителя о Церкви: егда придет Он, Дух истины, Той наставит вы на всякую истину/Ин.16:13/…

64. Л.Т. Моё осмысливание обрядов имело предел. Если ектения всё яснее и яснее становилась для меня в главных своих словах, если я объяснял себе кое-как слова: «Пресвятую Владычицу нашу Богородицу и всех святых помянувшее, сами себе и друг друга, и весь живот наш Христу-Богу предадим»,…

65. И.К. И верь твёрдо, что, по обетованию Спасителя, в Церкви пребывает в век Дух Святый и наставляет её на всякую истину, значит, в ней всё истинно и спасительно. Оттого она называется столпом и утверждением истины/1 Тим.3:15/. В церковных книгах, в изречениях св.отцов и учителей Церкви, везде дышит Дух Христов, Дух истины, любви и спасения.

66. Л.Т. …если я объяснял частое повторение молитв о царе и его родных тем, что они более подлежат искушению, чем другие, и потому более требуют молитв, то молитва о покорении под нози врага и супостата, если я их объяснял тем, что враг есть зло, - молитвы эти…и все таинство проскомидии…и почти две трети всех служб или вовсе не имели объяснений, или я чувствовал, что я, подводя им объяснения, лгу и тем совсем разрушаю своё отношение к Богу, теряя совершенно всякую возможность веры.

67. И.К. Зачем мнительность там, где она не должна быть, например при чтении и слышании Божия слова, церковных чтений и пений, на молитве и прочее? Бог есть истина, этого довольно.

68. Л.Т. Тот Бог, которого знал, стал привычен, и не веришь больше в Него. Веришь вполне в Бога только тогда, когда Он вновь открывается тебе с новой стороны, когда ты всей душой ищешь Его.

69. И.К. Иисус Христос вчера и днесь Тойже, и во веки /Евр. 13:8/; так и истина Божия – всё, что читается в Евангелии, в церковных молитвах, канонах, акафистах, псалтири, - одна и та же вечно; она и теперь та же, какою ты нашёл её в первый раз или когда молился усердным сердцем, чувствовал всю истину, сладость, мирность и животворность её. Ты изменяешься и становишься к ней в разные отношения, а она одно и то же – вечное солнце, просвещающее, согревающее, оживотворяющее.

70. Л.Т. Ночью нашло сомнение во всём, главное в Бога, в верном понимании смысла жизни. Я не верил себе, но не мог вызвать того сознания, которым жил и живу. Только нынче с утра опомнился, вернулся к жизни. /Казнь за недобрые чувства, которые попустил накануне/. И поделом.

71. И.К. Замечательно – сегодня я усомнился, конечно потому, что подстрекал лукавый, - насчёт одного оборота в одной молитве, именно: един имаши власть оставляти грехи молитвами Пречистыя Твоея Матерее, и всех святых/. В чём же ложна была мысль моя? Я думал: как! Бог имеет власть оставлять грехи по молитвам Своей Пречистой Матери, и святых, а не Сам независимо? – И без молитв других имеет власть, конечно, Один имеет власть.

72. Л.Т. Молебен казанской Божьей Матери в христианской церкви. Неужели всё христианство от этого? Вздор! Нет, но дегенерация, отклонение, извращение. Точно то же и с искусством и наукой – псевдоискусство и псевдонаука.

73. И.К. Но чтобы почтить высокие добродетели святых, особенно Своей Пречистой Матери, которые суть Его друзья, до последних сил угождавшие Ему в земной жизни, Он принимает их молитвенные предстательства о нас недостойных…по причине великих и частых своих грехопадений. Вспомните Моисея, предстательствовавшего за народ еврейский и исходатайствовавшего ему жизнь у раздраженного Господа.

74. Л.Т. Разум церковниками употребляется не на то, чтобы познавать истину – чтобы то, что хочется считать истиной, выдать за таковую.

75. И.К. Посмотри на себя. Ты – тварь; в тебе бывает также премудрость, что тебе удивляются весьма многие. Ты творишь иногда подлинно удивительные вещи и тебя величают творцом этих вещей. Но ведь ты маленькое немощное создание. Как же, посуди теперь, в Боге не быть Премудрости самоличной, ипостасной?

76. Л.Т. Мы знаем Бога только потому, что любим, а то что Бог есть Сам в Себе, это – рассуждение, и часто излишнее и даже вредное. Если спросят: а Сам в Себе есть Бог? – должен сказать и скажу: да, вероятно, но я в Нем, в этом Боге Самом в Себе, ничего не понимаю. Но не то с Богом – Любовью. Это я наверно знаю. Он для меня всё, и объяснение и цель в жизни.

77. И.К. Любовь – Бог. Если Бога любишь, Бог в тебе пребывает, и ты в Боге /Ин.4:16/ Злоба – дьявол. На мгновение озлобишься на ближнего и бес в тебе, зайдёт иголкой и постарается сделаться в тебе горой, - так он расширяется и так он тяжёл. Итак, люби постоянно Бога и ближнего. Не допускай до сердца своего злобы ни на мгновение, считая её бесовскою мечтою.

78. Л.Т. Стоит полюбить, и то, что полюбил, становится прекрасным. Как только сделать, чтобы полюбить, чтоб всё полюбить? Не по` хорошу мил, а по` милу хорош. Как сделать? Одно знаю: не мешать любви соблазнами, а, главное любить любовь, знать, что в ней только жизнь, что без неё страданье.

79. И.К. При столкновении и обращении с людьми, содержи в сердце слово «люби» и, внимая ему, беседуй со всеми с любовью и благорасположением сердца. Не выпускай никогда из сердца этого слова при столкновении: оно сильно способствует утверждению сердца в любви. Разумеется, эту любовь надо носить в сердце не отдельно, не само по себе, но вместе с сердечною верою в Господа Иисуса Христа.

80. Л.Т. Как страшно забыть Бога. А это делается незаметно. Дела для Бога подменяются делами для людей, для славы, а потом для себя, для своего скверного себя. И когда ткнёшься об эту скверность, хочется опять подняться. Как растение тянется к единому свету, так и человек к благу. Ничто не может помешать человеку быть добрым, любить. Человек несвободен только тогда, когда действует противно своей природе.

81. И.К. Что такое души человеческие? Это одна и та же душа или одно и то же дыхание Божие, которое вдохнул Бог в Адама, и которое от Адама и доселе распространяется на весь род человеческий. Все люди поэтому всё равно, что один человек или одно великое древо человечества.

82. Л.Т. Мало сказать, что в каждом человеке такая же душа, как во мне: в каждом человеке живёт то же самое, что живёт во мне. Все люди отделены друг от друга своими телами, но все соединены тем одним духовным началом, которое даёт жизнь всему. Душа же одна и та же во всех людях. И потому, если человек любит свою душу, он будет любить и души других людей. Так, что, не любя других, мы расходимся с тем, что одно во всех, расходимся сами с собою.

83. И.К. Отсюда заповедь, самая естественная, основанная на единстве нашей природы: Возлюбиши Господа Бога твоего/Первообраз твой, Отца твоего/всем сердцем твоим, всею душею твоею, и всею мыслию твоею и всею крепостию твоею, и ближнего твоего яко сам себе/Мк.12:30,31;МФ.22:З7,38; Лк.10:27/,. Лк.10:27/.Единственная необходимость исполнять эти две заповеди.

84. Л.Т. Соня гадко кричит на Власа, я приучаюсь не негодовать и видеть в этом нравственный горб, который надо признать фактом и действовать при его существовании. Всё дурное только во мне, в недостатке любви. Но поправляется, а оттого не тяжело, а радостно. Со мной стало делаться недавно странное и очень радостное – я стал чувствовать возможность всегдашней радости любви. Прежде я так был завален, задушен злом, окружающим и наполняющим меня, что я только рассуждал о любви, восторгался ею, но теперь я стал чувствовать благость её..

85. И.К. Тот грех, на который ты не соизволяешь, не вменяется тебе; например невольное преткновение на молитве, помыслы скверные и хульные, непроизвольная злоба, с которою мы усердно боремся, скупость, которой мы отвращаемся – это всё нападение злого духа. Наше дело терпеть, молиться, смиряться и любить.

86. Л.Т. Радоваться! Радоваться! Дело жизни, назначение её – радость . Радуйся на небо, на солнце, на звёзды, на траву, на деревья, на животных, на людей! И блюди за тем, чтобы радость эта ничем не нарушалась. Нарушить эту радость, значит, ты ошибся где-нибудь – ищи эту ошибку и исправляй. Избегай труда для себя, мучительного, тяжёлого труда. Деятельность для другого не есть труд. Будьте как дети – радуйтесь всегда. Какое страшное заблуждение нашего мира, по которому работа, труд есть добродетель. Скорее порок. Христос не трудился.

87. И.К. Человек, где ни бывает, но потом в дом возвращается. Так и христианин, кто бы он ни был, знатный или простой, богатый или бедный, учёный или невежда, должен помнить, что он не дома, а в странствии, в пути, и должен домой возвратиться – к Отцу, к матери, к сестрам и братьям; а дом этот – небо. Отец – Бог, Мать – Пречистая Богородица. Должен помнить, что все земные дела суть поделия, а настоящее дело - спасение души, исполнение заповедей Христовых, очищение сердца.

88. Л.Т. Нам кажется, что настоящая работа – это работа над чем- нибудь внешним – производить, собирать что-нибудь: имущество, дом, скот, плоды; а работать над своей душой – это так, фантазия, а между тем всякая другая, кроме как работа над своей душой, усвоение привычек добра, всякая другая работа – пустяки.

89. И.К. Благодарю Господа и святую матерь мою, Церковь, непорочную и нетленную невесту Христову, что она указала, уравняла, изгладила мне верный путь ко спасению, отсекла на соборах вселенских и поместных все ереси и расколы, которые могли служить крайним преткновением и препятствием ко спасению в Боге…что она сохранила все установленные Господом таинства, ведущие меня верным путём ко спасению; благодарю, что она установила и учредила для меня боголепное Богослужение – это ангельское на земле служение.

90. Л.Т. И мне, полагавшему истину в единении любви, невольно бросилось в глаза то, что самое вероучение разрушает то, что оно должно произвести. Соблазн этот до такой степени очевиден людям, жившим в странах, где исповедуются разные веры, и видавшим то презрительное, самоуверенное, непоколебимое отрицание, с которым относится католик к православному и протестанту, православный к католику и протестанту, и протестант к обоим, и такое же отношение старообрядца, пашковца, шекера и всех вер, что самая очевидность соблазна в первое время озадачивает .

91. И.К. Демоны своими адскими кознями противятся Духу Божию и хулят Его. Из-за них произошло разделение церквей – на Восточную и Западную; заметьте: из-за догмата о Святом Духе и произошло разделение;

92. Л.Т. Нельзя ли выше понимать учение, так, чтобы с высоты учения исчезали бы различия, как они исчезают для истинно верующего.? Нельзя ли идти дальше по тому пути, по которому мы идём с старообрядцами? Они утверждали, что крест, аллилуйа и хождение вокруг алтаря у нас другие. Мы сказали: вы верите в Никейский символ, в семь таинств, и мы верим. Давайте же держаться этого, а в остальном делайте, как хотите. Мы соединились с ними тем, что поставили существенное в вере выше несущественного. Теперь с католиками нельзя ли сказать: вы верите в то-то и то-то, в главное, а по отношению к filioque и папе делайте, как хотите.

93. И.К. Общение католической церкви с Небесною Церковью - совсем жалкое, холодное, краткое, безжизненное, не так как в Православной Церкви - живое, мудрое, полное, всеискреннее, всеблагоговейное.

94. Л.Т. Нельзя ли того же сказать и протестантам, соединившись с ними на главном.

95. И.К. Таков Лютер, таковы расколоучители, таковы все еретики…и этим доказали , что они были орудия дьявола, который о том и заботится, чтобы разъединить, расточить и рассеять овец Господних.

96. Л.Т. Я очень счастлив, что стал совсем по-настоящему веротерпим. И научили меня неверотерпимые люди .

97. И.К. Верно слово Спасителя нашего Гда Иисуса Христа: Кто не со Мною, тот против Меня. Католики, лютеране и реформаты отпали от церкви Христовой, - и они не с нами, не единомысленны с нами, враждуют против нас сильно, гонят нас на смерть, притесняют всячески за веру нашу, осмеивают её и нас и делают нам всякие пакости, особенно в главных местах их поселений;

98. Л.Т. Признак истинности церкви – единство её,/всеобщее единство/, но это единство не может быть достигнуто тем, что я, А или В, обратит всех других к своему взгляду на веру; так делали до сих пор, и все расколы: папство, лютеранство и др. – плод этого.

99. И.К. Они явно идут против Христа и Его церкви, не почитают Животворящего Креста, св. икон, св. мощей, не уважают постов, превращают св. догматы веры спасительной.

100. Л.Т. Но единение только тем, что каждый, встречаясь с несогласными, откидывая в себе все причины несогласия, отыскивает в другом те основы, в которых они согласны: Осьмиконечный или четырёхконечный крест, и пресуществление вина или воспоминание, разве не одно и то же самое.

101. И.К. Они не с нами, а против нас и против Христа. Обрати их, Гди, к истинной церкви Твоей и спаси их. –

102. Л.Т. Чем больше я вглядываюсь в жизнь людей, тем больше я убеждаюсь, что главное препятствие для осуществления, или, скорее, задержка – в суевериях различных, прирастающих с разных сторон к истинному учению и мешающих ему проникнуть в души людей.

103. И.К. Из-за них дальнейшее разъединение римского Запада – лютеранство, кальвинизм и англиканство. Из-за них раскол в нашей Православной Церкви. К слову, надобно ли из-за раскольников не делать нужных, благотворных преобразований в Церкви? – Надобно делать. Иначе посмеются над нами демоны. Да не будет. Итак, надобно переводить Библию на русский язык. Сколько миллионов людей лишаются её богатства из-за того, что она на непонятном славянском языке.

104. Л.Т. Суеверия – это те же ложки дёгтя, губящие бочку мёда, и их нельзя не ненавидеть или, по крайней мере, не смеяться над ними. Недавно я был в Оптиной пустыни и видел там людей, горящих искренней любовью к Богу и людям и, рядом с этим, считающих необходимым по несколько часов каждый день стоять в церкви, причащаться, благословлять и благословляться, и потому парализующих в себе деятельную силу любви.

105. И.К. Католическая церковь ни одного святого не имела со времени отделения от восточной; а православная всегда имела и имеет много святых, прославленных воистину Богом.

106. Л.Т. Не могу я не ненавидеть этих суеверий. Я вижу как эти суеверия для одних подменяют сущность формой, для других служат орудием разъединения, третьих отталкивают от учения истины. Истина обща, всемирна, всечеловечна, суеверия же эгоистичны. Это известные формы, приятные, удобные для известных лиц в известном положении. Как только человек в ином положении, суеверия других его отталкивают, а его суеверия их отталкивают. Таковы, по моему мнению, суеверия всех церквей, и таковы же – спиритизма .

107. И.К. Ну что выйдет из тебя, глашатай новомысленных правил, если ты не будешь принуждать себя ни к чему доброму, а будешь жить так как располагает тебя твоё порочное сердце, твой гордый, близорукий и слепой разум, твоя грешная плоть? Разве ты не принуждаешь себя ни к чему – не говорю прямо доброму, а хотя должному и полезному. Как можно обойтись без принуждения себя? Не сказано ли в Писании, что Царствие Небесное нудится, что нуждницы восхищают е /Мф. 11:12/


108. Л.Т. Мне кажется, что людям, преданным известного рода частным учениям, надо бы выучиться отделять общую всем истину от того, что они только, известные люди, считают за истину.

109. И.К. Послушайте, в Апокалипсисе Иоанна Богослова о какой Церкви говорится: избивают тя Моих имам? Я думаю, о католической и реформаторской. Посмотрите, что папы сделали из Веры Христовой Православной? Какую ахинею? Кто папа? Идол, не Христос, - говорили ему публично служители: Ты наместник Христа. -


110. Л.Т. Одно из дерзких неповиновений Христу это богослужение, общая молитва в храмах, и называние отцами духовенства, тогда как Христос сказал: А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы братья; и отцем себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, который на небесах/Мат.23:8,9/

111. И.К. Православная Церковь, как Сад Эдемский, усажена Святыми; вот новый святой - Иосаф - Горленко Белгородский архиепископ, сколько чудес сотворил, а еще не причислили к лику Святых. Сколько готовых к открытию? О Церковь Православная! Сколько ты жизненна, свята, досточтима? Сколь возлюблена от всех истинных православных христиан.

112. Л.Т. Если бы это было так, если бы они не считали того, что причащение или происхождение Св. Духа, или существование духов суть такие же несомненные истины, как и закон смирения, нестяжания, чистоты любви, если бы они свою ложку дёгтю разводили бы в особенной посудинке, не заражая всю бочку, то можно было бы не ненавидеть этих частных учений. Тогда бы можно было бы сходиться теми огромными сторонами, которые общи у всех людей, и не прикасаться теми сторонами, которые так разнообразно прихотливо изогнуты у стольких различных вероисповеданий.

113. И.К. Некоторые из прогрессистов почитают Церковь врагом для себя. Но если есть кто любвеобильнее, благожелательнее и мудрее в своей любви относительно людей /после Бога/, то это Церковь. Она есть истая мать всего человечества. Она отвечает всем сущим потребностям души и тела христианина, деятельным пособием или подаянием помощи силой Господа Иисуса Христа и Духа Святага .

114. Л.Т. Человек упорно держится своих мыслей, дошёл до них сам, оставив прежнее. И вдруг ему предлагают осудить это своё новое и принять ещё более новое, то, до чего он не дошёл ещё. А тут ещё одно из самых смешных и вредных суеверий, что стыдно изменять свои убеждения. Стыдно - не изменять их, потому что во всё большем и большем понимании себя и мира – смысл жизни.

115. И.К. Все познания, касающиеся веры, да будут для тебя всегда как бы новыми, то есть всегда имеющими одинаковую свою важность, святость и занимательность. На молитве будь как дитя лепечущее, сливаясь в один дух с духом произносимой молитвы. Считай себя за ничто, молитвы принимай как великий дар Божий .

116. Л.Т. Сколько раз я завидовал мужикам за их безграмотность и неучёность. Из тех положений веры, из которых для мня выходили явные бессмыслицы, для них не выходило ничего ложного; они могли принимать их и могли верить в истину, в ту истину , в которую и я верил. Только для меня, несчастного, ясно было, что истина тончайшими нитями переплетена с ложью и что я не могу принять её в таком виде.

117. И.К. От своего плотского разума совсем откажись и не внимай ему, ибо плотский разум кичит/,1 Кор:8:1/, сомневается, мечтает, хулит.


118. Л.Т. Попытка в наше время влить в человека духовное содержание через веру помимо разума – это всё равно, что попытка питать человека помимо рта.

119. И.К. Если веру нашу православную, таинства её христиане иногда не могут вместить, то это показывает только, что умы и сердца людей нечисты и не могут выносить чистоты и света её, как больные глазами света солнечного.

120. Л.Т. Вера, как и разум, если не сопряжена с любовью, становится оружием в руках дьявола. Прежде говорили: не рассуждай, а верь тому долгу, что мы предписываем. Разум обманет тебя. Вера только откроет тебе истинное благо жизни. И человек старался верить и верил, но сношения с людьми показали ему, что другие люди верят в совершенно другое и утверждают, что это другое даёт большее благо человеку. Стало неизбежно решить вопрос о том, КАКАЯ – из многих – ВЕРА ВЕРНЕЕ; а решить это может только разум.

121. И.К. В нашем ветхом человеке есть запинка при чтении Слова Божия, или Богослужебных книг или писаний святоотеческих и вообще священных книг - тайно противится сказуемому или тому, что говорится и пишется. Это тайный голос ветхого противника, сатаны, который первый научился и научил падших духов, и людей противиться Богу, Его Св. Истине и Правде .


122. Л.Т. Человек и всегда познаёт всё через разум, а не через веру. Как только человек видит две веры и людей, исповедующих чужую веру так же, как он свою, то он поставлен в неизбежную необходимость решить дело разумом. Буддист, познавши магометанство, если он останется буддистом, останется буддистом уже не по вере, а по разуму – прежняя слепая вера в Будду уже неизбежно зиждется на разумных основаниях.

123. И.К. Так я замечал и замечаю, что он /злой дух/ и мне, сердцу и уму моему, противится тайно при чтении молитв, канонов, стихир, Символа Веры, и я должен побороть и низвергать его замыслы. О, окаянный, прочь от меня, - враг истины и правды Божией! Ты ведешь к лжи, проклятию и смерти слушающих тебя, как Адама и Еву.


124. Л.Т. Ко всем, не исповедующим внешними символами и словами свою веру так же , как православие , - православие относится враждебно , как оно и должно быть, во-первых, потому, что утверждение о том, что ты во лжи, а я в истине, есть самое жестокое слово, которое может сказать один человек другому, и, во-вторых, потому, что человек, любящий детей и братьев своих, не может не относиться враждебно к людям, желающим обратить его детей и братьев в веру ложную.

125. И.К. Лютеране говорят: «К чему просить молитв святых за себя? Мы просим Самого Бога». Сами себя опровергают: ибо зачем они просят пастора молиться за себя? Молились бы без пастора, если всякий имеет одинаковый доступ к Богу, и нет нужды в освященных молитвенниках за нас. – Какая слепота!

126. Л.Т. Я сближался с верующими разных исповеданий: католиками, протестантами, старообрядцами, молоканами и другими. И много я встречал из них людей нравственно высоких и истинно верующих. Я хотел быть братом этих людей. И что же? То учение, которое обещало мне соединить всех единою верою и любовью, это самое учение в лице своих лучших представителей сказало мне, что это все люди, находящиеся во лжи, что то, что даёт им силу жизни, есть искушение дьявола и что мы одни в обладании единой возможной истины.

127. И.К. Говорят: молясь святым, мы идолопоклонствуем. Неправда. Ни одного святого мы не почитаем за бога…, а только просим молитв его за себя…не понимаешь? – Вот как: тебя зовут Лев Николаевич. Если тебя назовут этим именем, ведь ты признаешь себя всего в нём и отзовёшься…ты сам с душой и телом; так и святые: призови их имя, ты призовёшь их самих. Но у них, скажешь, нет тела. Что ж из этого? Тело только вещественная оболочка души, дом её, а сам человек, сущность человека, или внутренний человек его, есть душа. Когда и тебя зовут по имени, не тело твоё отзывается, а душа твоя, посредством телесного органа.

128. Л.Т. Несмотря на эти сомнения и страдания, я ещё держался православия. Но явились вопросы жизни, которые надо было разрешить, и тут разрешение этих вопросов церковью , - противное самим основам той веры, которой я жил, - окончательно заставило меня отречься от возможности общения с православием.

129. И.К. Достигай, человек, единства: всячески бегай духовного разделения посредством самолюбия, гордости, зависти, сребролюбия, сомнения, маловерия: Да вси едино будут, якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут /Ио.17:21/. Единение – Бог. Разделение – дьявол. Разделение церквей – дело дьявола; ереси, расколы – дело дьявола.

130. Л.Т. Говорил себе: да не может быть, чтобы это было так просто, и всё-таки люди не видали бы того, что если два утверждения друг друга отрицают, то ни в том, ни в другом нет той единой истины, какою должна быть вера.

131. И.К. Где яблоко, ядро раздора и ненависти церкви католической к православной? В слишком преувеличенном мнении пап о себе, о преемуществе пред Епископами Восточных православных иерархов, в их необъятной гордости; в ложном толковании Слов Господних, сказанных Апостолу Петру: Ты еси Петр, и на сем камени... Камень-Христос, а не Петр, трижды отрекшийся, хотя и загладивший слезами покаяния свое отвердение и просиянный в лик Апостольский.

132. Л.Т. Христос сказал: а вы как понимаете о моем учении? И сказал ему Симон Петр: по-моему, твое учение в том, что Ты избранный Сын Бога жизни. Ты учишь тому, что Бог есть жизнь в человеке.. И сказал ему Иисус: счастлив ты, Симон, что понял это. Человек не мог открыть тебе этого, но понял ты это потому, что Бог в тебе открыл тебе это. Не плотское рассуждение и не Я своими словами открыл тебе это, а Бог Отец мой прямо открыл тебе это. И на этом основывается то собрание избранных людей, для которых нет смерти..

133. И.К. Везде и везде папа и папа; ему воздается везде честь, а не святым; святые Востока и Запада умалены, сокрыты, положены в безвестность и только разве для виду иногда показываются верующим, особенно, туристам. А отпусты богослужебные в Католической церкви какие небрежные, холодные - ita messa ett - идите, обедня кончилась. А у нас в Православной Церкви какие благоговейные, скромные, полные упования Христова возгласы: Христос, Истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матери и всех Святых помилует и спасет нас, яко благ и человеколюбец.

134. Л.Т. Был в Оптиной у Амвросия. Говорили о разных верах. Я говорю: где мы в Боге, то есть в истине, там все вместе; где в дьяволе, то есть во лжи, там все врозь. Амвросий жалок, жалок своими соблазнами до невозможности. Подтвердилось то, что я увидел в Киеве: молодые послушники – святые, с ними Бог; старцы не то, с ними дьявол…Монастырь – духовное сибаритство. Во сне видел, что говорил со священником о пьянстве, о терпимости и о чем-то ещё…О терпимости: не презирать ни жида, ни татарина – любить. А мне – православного. Мне кажется, я достиг этого в третий приезд в Оптину. Помоги мне Бог! Горе их, но они живут чужим трудом. Это святые, воспитанные рабством.

135. И.К. Наша вера и Церковь подобна почтеннейшей святой Богоматери, твердейшей, нестареющейся старице, в которой всегда живёт юный животворящий и оживляющий верных чад её дух.

136. Л.Т. По объяснению богословов основной догмат веры есть непогрешимая церковь Из признания этого догмата вытекает, как необходимое последствие, истинность всего, исповедуемого церковью. Для того чтобы постигнуть истину, надо не разделяться; надо любить и примиряться с тем, с чем не согласен. Истина откроется в любви, и потому, если ты не подчиняешься обрядам церкви, ты нарушаешь любовь.; а нарушая любовь, ты лишаешься возможности познать истину.


137. И.К. /Перед Церковью/Как перед старцами мы всегда держим себя с великим почтением, уважая их седины и мудрость – плод вековой опытности, и каждое слово их высоко ценим и прилагаем к жизни.

138. Л.Т. Я старался тогда всеми силами избегать всяких рассуждений. Исполняя обряды церкви, я смирял свой разум и подчинял себя тому преданию, которое имело всё человечество. Я соединялся с предками моими, с любимыми мною – отцом, матерью, дедами, бабками. Вставая рано, к церковной службе, я знал, что делал хорошо уже по тому, что для смирения своей гордости ума,, для сближения с моими предками и современниками, , для того, чтобы во имя искания смысла жизни, я жертвовал своим телесным спокойствием.

139. И.К. Так особенно должны мы почитать Церковь, благоговеть перед её святостью, древностью, непоколебимой твёрдостью, пред её богопросвещённой мудростью и духовной опытностью, пред душеспасительными её заповедями и постановлениями, её богослужением, таинствами и обрядами.

140. Л.Т. То же было при говении, при ежедневном чтении молитв с поклонами, то же при соблюдении всех постов. Как ни ничтожны были эти жертвы, это были жертвы во имя хорошего. В слушании служб церковных я вникал в каждое слово и придавал им смысл, когда мог. В обедне самые важные слова для меня были:«Возлюбим друг друга да единомыслием..», дальнейшие слова «исповедуем Отца и Сына и Св. Духа – я пропускал, потому что не мог понять их .

141. И.К. Как Троица – Бог наш – едино Существо, хотя и три Лица, так должны быть и мы – едино. Господь Бог, Само-Живот и преизбыток жизни. Сам от вечности, как говорит св. Григорий Богослов, подвигся в три Лица и остановился на трёх, т.е. Бог есть Отец, Слово и Дух.

142. Л.Т. Я не видал тогда софизма в этом рассуждении. Я не видал тогда, что единение в любви может дать величайшую любовь, но никак не богословскую истину, выраженную определёнными словами в Никейском символе .

143. И.К. Ты спросишь, как в Боге – три Лица? Отвечаю: не понимаю – как, но знаю, что так быть должно и иначе быть не может.

144. Л.Т. Я не видал того, что любовь никак не может сделать известное выражение истины обязательным для единения . Я не видал тогда ошибки этого рассуждения и благодаря ему получил возможность принять и исполнять все обряды православной церкви, не понимая большую часть их.

145. И.К. Ты ещё спросишь: отчего в Боге третье Лицо называется Духом и отчего Он особое Лицо, когда Бог и без того есть Дух? Отвечаю: Дух Бог называется Духом по отношении к твари.

146. Л.Т. Одно из дерзких неповиновений Христу это богослужение, общая молитва в храмах, и называние отцами духовенства, тогда как Христос сказал: А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы братья; и отцем себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, который на небесах/Мат.23:8,9/


147. И.К. Гордость в вере проявляет себя тем, что гордый дерзает поставить себя судьёй веры и Церкви и говорит: я этому не верю и этого не признаю, это нахожу лишним, это ненужным, а вот это - странным или смешным.

148. Л.Т. Упрекать в гордости можно и должно только себя, а то всякое несогласие представляется гордостью. Если когда какой человек попытается напомнить людям, что не в волхвованиях, не в общих молебнах, обеднях, свечах, иконах – учение Христа, а в том, чтобы люди любили друг друга, не платили злом за зло, не судили, не убивали друг друга, то поднимается стон негодования тех, которым выгодны эти обманы.

149. И.К. Учители, приходящие не от Бога, не званные от Него, не посылаемые Им/не посылах их, а они тачеху /Иер.23:21/; никтоже сам себе приемлет честь, но званный от Бога, якоже и Аарон/Евр.5:4/ обыкновенно вносят в общество людей разъединение, разногласие и этим ясно изобличают себя, что они не от Бога.

150. Л.Т. И люди эти во всеуслышание с необыкновенной дерзостью говорят в церквях, печатают в книгах, газетах, катехизисах, что Христос никогда не запрещал клятву /присягу/, никогда не запрещал убивать /казни, войны/, что учение о непротивлении злу с сатанинской хитростью выдумано врагами Христа .

151. Гордыня в вере обнаруживает себя похвальбою в мнимом знании всего, тогда как весьма мало знает или совсем слепотствует духовными очами. Велика степень гордыни обнаруживается в том, когда простой смертный дерзает сравнивать себя со святыми Божьими: для чего я буду чтить их , особенно молиться им; они такие же люди, я молюсь одному Богу, а не знают того, что Сам Бог повелевает нам просить за себя молитвы праведников почию лице его приму /Иов 42: 8/ – Слава вере христианской – православной!

152. Л.Т. Вера хороша, как бывает и полушубок хороший, да в него не влезешь. Никогда не забуду мучительного чувства. Мне так радостно было, унижаясь и смиряясь перед духовником, кротким, робким священником, выворачивать всю грязь своей души, каясь в своих пороках, радостно было сливаться мыслями со стремлениями отцов, писавших молитвенные правила. Но когда я подошёл к царским дверям и священник заставил меня повторить то, что я верю, что то, что я буду глотать, есть истинное тело и кровь, меня резануло по сердцу; это мало что фальшивая нота, это жестокое требование какого-то такого, который, очевидно, никогда не знал, что такое вера .

153. И.К. Что удивительного, что тебе предлагает в пищу и питьё Тело и Кровь Свою Господь? Кто дал тебе в пищу плоть созданных Им животных, Тот дал, наконец, в пищу и питие и Самого Себя; Кто питал тебя сосцами матери, Тот, наконец, Сам взялся питать тебя Своею Плотью и Кровью, чтобы, подобно тому как с молоком материнским ты всосал в себя известные свойства матери, дух её, так с Телом и Кровью Христа Спасителя всосал бы в себя Его дух и жизнь.

154. Л.Т. Я смирился, проглотил эту кровь и тело без кощунственного чувства, с желанием поверить, но удар уже был нанесён. И, зная вперёд, что ожидает меня, я уже не мог идти в другой раз.

155. И.К. Тут видно, - видит сам священник, видят его духовные дети, - пастырь он или наёмник, отец или чужой для своих чад, своих ли ищет или яже Христа Иисуса. Боже мой, как трудно надлежащим образом исповедывать! Сколько от врага препятствий! Как тяжко согрешаешь пред Богом, исповедуя не надлежащим образом! Евреи ели мясо жертвенных животных; это было образом нашей духовной пищи: мы теперь едим не тела животных, а самое пречистое Тело и Кровь Господа по всей земле. Потому, кто часто причащается Св. Тайн Тела и Крови Христовой, - тому не надо есть мясо животных.

156. Л.Т. Я могу есть постное, хоть всю жизнь, могу молиться у себя в комнате, хоть целый день, могу читать Евангелие и думать, что всё это важно; но в церковь ходить и стоять, слушать непонятные и непонятные молитвы, и смотреть на попа и на весь этот разнообразный народ кругом, это мне решительно невозможно.


157. И.К. Говорят: мы скоро устаём молиться. Отчего? Оттого, что не представляют перед собой живого Господа…Смотрите на Него непрестанно сердечными очами и тогда ночь целую простоите на молитве и не устанете…Вспомните о столпниках. Они много лет стояли в молитвенном настроении духа на столпе и превозмогли свою плоть, которая как у тебя так и у них также была склонна к лености. А ты тяготишься несколькими часами молитвы общественной., даже одним часом.

158. Л.Т. Говорят: вернитесь в церковь. Но ведь в церкви я увидел грубый, явный и вредный обман. «Продолжайте у нас покупать муку» - но ведь я знаю, что ваша мука – с извёсткой, вредна.

159. И.К. Дьявол иногда действует в уме как беспокойный совопросник о непостижимом, как дерзкий посягатель на неприступные тайны трёх Лиц Божества, на Их взаимные отношения.

160. Л.Т. Разумное знание в лице учёных и мудрых отрицает смысл жизни, а огромные массы людей, всё человечество, признаёт этот смысл в неразумном знании. И это неразумное знание есть вера, та самая, которую я не могу не откинуть. Это Бог 1 и 3, это творение в 6 дней, дьявол и ангелы и всё то, что я не могу принять, пока я не сошёл с ума .

161. И.К. С благоговением и крайней осторожностью нужно мыслить о Троичности Божества .

162. Л.Т. Если ребёнку раз внушено, что он должен верить, что Бог – человек, что Бог 1 и 3, одним словом, что 2 х 2 = 5, орудие его познания навеки исковеркано: подорвано доверие к разуму. А это самое делается над всеми детьми. Когда мне предание говорит: будемте все молиться, чтобы побить побольше турок, или даже говорит, что тот, кто не верит, что это настоящая кровь и т.п., тогда, справляясь не с разумом, но с хотя и смутным, но несомненным голосом сердца, - я говорю: это предание ложное.

163. И.К. Вера и Церковь, Богослужение, таинства, обряды – всё это, говорят вольнодумцы и безбожники, придумано людьми для того, чтобы держать народ в страхе, подчинении и поддерживать добрую нравственность, да, пожалуй, чтобы и доходу собирать с него. Вот как милосердие Божие и чудное Его домостроительство нашего спасения, самое воплощение, страдания и смерть ради нас Сына Божия хулятся невеждами и вольнодумцами, потерявшими страх Божий. Зато посмотрите на их жизнь, как они живут и долго ли живут? Потеряв силы и здоровье в разврате и пьянстве, они преждевременно дряхлеют, тупеют, болеют и умирают.

164. Л.Т. Волей- неволей я приведён к изучению, исследованию этого писания и предания. На этом вероучении зиждется, или, по крайней мере, неразрывно связано с ним, то единое знание смысла жизни, которое открылось мне. Как ни кажется оно мне дико на мой старый твёрдый ум, это – одна надежда спасения. Надо осторожно и внимательно рассмотреть его , для того чтобы понять его, даже и не то, что понять, как я понимаю положение науки. Я этого не ищу и не могу искать, зная особенность знания веры. Я не буду искать объяснения всего.


165. И.К. Ты написал книгу «Война и мир» и отпечатал её, положим, в тысяче экземпляров, а может и столько, сколько тебе угодно, и во всех этих книгах у тебя не только один дух, но одни и те же слова, одна и та же форма. Так и с приношением тела Христова. По вселенной, в бесчисленном множестве церквей приносится оно, на всех алтарях христианских церквей действует одна и та же Троица, во всех агнцах один и тот же Христос и Дух Его/как в книге содержание её/ - и выходит, что это святейшее Таинство есть как бы великая священная книга любви Господа к роду человеческому.


166. Л.Т. Я знаю, что объяснение всего должно скрываться, как начало всего, в бесконечности. Но я хочу понять так, чтобы быть приведённым к неизбежно необъяснимому; я хочу чтобы всё то, что необъяснимо, было таково не потому, что требования моего ума неправильны/они правильны/, но потому, что я вижу пределы своего ума. Я хочу понять так, чтобы всякое необъяснимое положение представлялось мне как необходимость разума же, а не как обязательство поверить.

167. И.К. Вот беда, если мы не в Боге, если веры твёрдой в нас нет, если пристрастиями житейскими связали себя, если разум наш горд и кичлив, тогда и в святейшем, непорочнейшем деле Богослужения, совершения и причащения Св. Тайн дьявол будет сильно запинать нас.

168. Л.Т. Читая, нахожу странные изречения, или случайно сказанные или перевранные. А эти-то именно такие странные, иногда противоречивые мысли и изречения – и нужны тем, кого обличает учение. Нельзя достаточно настаивать на этом. Всякий человек бывает слаб и высказывает прямо глупости, а их запишут и потом носятся с ними, как с самым важным авторитетом.

169. И.К. Благоговей всеми силами души перед всеми таинствами и говори в себе о каждом таинстве перед совершением или причащением его: это – тайна Божия. Я только недостойный приставник её. А то гордый разум наш и тайну Божию хочет исследовать, а если не может её исследовать, то отвергает, как не подходящую под ничтожную мерку его разума .

170. Л.Т. Не верить разуму – всё равно, что не верить обонянию или вкусу для пищи. Тот, кто, преподавая учение, говорит: принимайте его, не доверяя разуму, - делает то же, что говорит баба, подавая гнилой квас, говоря: не раскуштовывайте, т.е. не внюхивайтесь, не поверяйте вкусом.

171. И.К. Ах, сатана входит часто после недостойного причащения Св. Тайн, и он – то всячески старается поселить в нашем сердце свою ложь, т.е. неверие, потому что неверие всё равно что ложь. Боязнь и беспокойство от неверия происходят. Цени по достоянию величайшее чудо Иисуса Христа, Сына Бога живаго, являемое в причащении с верою.

172. Л.Т. Как бы кто не понимал личность Христа , то учение Его, которое уничтожает зло мира и так просто, легко, несомненно даёт благо людям, если только они не будут извращать его, это учение всё скрыто, всё переделано в грубое колдовство купанья, мазания маслом, телодвижений, заклинаний, проглатывания кусочков и т.п.

173. И.К. Какое же чудо? Упокоение и животворение твоего сердца, умерщвленного грехом, столь явное после предшествующего часто причащению сердечного беспокойства и духовной смерти. От привычки не почитай его никогда за нечто обыкновенное и маловажное: такие мысли и расположения сердца навлекают на тебя гнев Господень, и ты не будешь после причащения вкушать мира жизни.

174. Л.Т. Изучая христианство, я, рядом с этим источником чистой воды жизни, нашел незаконно соединенную с ним грязь и тину, которая одна заслоняла для меня его чистоту;

175. И.К. Придёт время, когда Тело и Кровь Его, равно и все другие видимые знаки не будут нужны, а теперь всё через телесное, обряды и знамения .

176. Л.Т. Я находился в мучительном состоянии до тех пор, пока не убедился, что жемчужины не срослись с грязью и могут быть очищены .

177. И.К. Иисус Христос во всякой частице Тела и Крови Своей, весь всецело во всех христианских церквах и в то же время весь везде, на небеси и на земли; как Бог, Он весь везде и нет места, где бы Он не был весь, - беру одну частицу причащения: Он весь тут, беру другую – Он весь тут, третью и так далее; но во всех один и тот же Христос.

178. Л.Т. Я искал ответа на вопрос жизни, а не на богословский и исторический, и потому для меня совершенно было все равно: Бог или не Бог Иисус Христос и то, от кого исшел святой дух и т. п., и одинаково не важно и не нужно было знать, когда и кем написано какое Евангелие и какая притча, и может или не может она быть приписана Христу. Мне важен был тот свет, который освещает 1800 лет человечество и освещал и освещает меня; а как назвать источник этого света, и какие материалы его, и кем он зажжен, мне было все равно.

179. И.К. Так как первый учитель нашей молитве есть Церковь, которая научена молиться так прекрасно Самим Духом Святым, так как мы сами не веемы, о чесом помолимся, якоже подобает/Рим.8:26/, то обязанность всякого христианина знать язык матери своей Церкви. Грех тому, кто не знает достаточно, грех особенно тем, кто, выучившись языкам иностранным, не хочет учиться языку матери спасительницы.

180. Л.Т. Дело не в том, чтобы доказать, что Иисус не был Бог и что потому учение его не божеское, и не в том, чтобы доказать, что он не был католик, а в том, чтобы понять, в чем состояло то учение, которое было так высоко и дорого людям, что проповедника этого учения люди признали и признают Богом. Вот это-то я пытался сделать; и для себя по крайней мере сделал. И вот это я и предлагаю моим братьям.

181. И.К. Чтобы с верой несомненной причащаться животворящих Тайн и победить все козни врага, все клеветы, представь, что принимаемое тобой из чаши есть Сый, то есть един Сущий. Когда будешь иметь такое расположение мыслей и сердца, то, принимая Св. Тайн, ты успокоишься, возвеселишься и оживотворишься, познаешь сердцем, что в тебе истинно и существенно пребывает Господь, и ты в Господе. - Опыт .

182. Л.Т. Здесь я встречаюсь с тем, что называется рабским послушанием букве Св. Писания. Любви хочу, а не жертвы; мне нельзя учить тех, которые считают себя православными, а я учу тех, которые считают себя заблудшими./Почему Ты ешь с откупщиками и заблудшими? /


183. И.К. Яже на Духа хула, не отпустится человеком /Мф 12:31/. Кто отвергает личное бытие Духа Святаго, особенно же кто был причастником Духа Святаго много раз, тот хулит Его, и если не исправится от хулы, не будет прощен ни в сей век, ни в будущий.

184. Л.Т. Вчера был архиерей/Тульский, Порфений/ Особенно неприятно, что он просил дать ему знать, когда я буду умирать / у жены/ Он, очевидно, желал бы обратить меня, если не обратить, то уничтожить, уменьшить моё, не их – зловредное влияние на веру в церковь.

185. И.К. Врага легко узнать по отрицанию лиц Божества, по жгучести его лжи в нашем сердце, по мраку и тесноте оттого нашей души.

186. Л.Т. Как бы не придумали они чего-нибудь такого, чтобы уверить людей, что я «покаялся» перед смертью. И потому заявляю, что возвратиться в церковь, причаститься перед смертью, я так же не могу, как не могу перед смертью говорить похабные слова или смотреть похабные картинки; и потому всё, что будут говорить о моём предсмертном покаянии причащении – ложь.

Владимир Дьяченко

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 6 + 1

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: