КАКАЯ ВЕРА ВЕРНЕЕ. Часть вторая. Окончание.

301. И.К. Под непротивлением злу разумеет /Толстой/ потворство всякому злу, по существу – непротивление греху или поблажку греху и страстям человеческим, и пролагает торную дорогу всякому беззаконию и таким образом делается величайшим пособником дьяволу, губящему род человеческий, и самым отъявленным противником Христу.

302. Л.Т. Не косить траву, а вырывать её с корнем, то есть уничтожать зло любовью .


303. И.К. Под лежащий камень вода не течет, нужно подвизаться: Царствие Небесное силою берется и употребляющие усилие приобретают (восхищают) его. (Мф. 11, 12) - Нужно взрыть землю сердечную и вырвать все корни страстей и вредных привычек и насадить на сем пшеницу добродетели.


304. Л.Т. Против меня говорят, что я говорю, что не надо бороться со злом: он советует не противиться злу для того чтобы зло задавило нас. /Он говорит, что не надо косить траву, а если мы не будем уничтожать траву…, говорят они нарочно, умалчивая о том, что надо вырывать с корнем. Назвали меня безумцем, гордецом, зловредным толкователем …

305. И.К. Каждый день Гдь воссозидает и новотворит меня чрез служение Литургии и причащение Св. Животворящих Тайн, - я вижу, чувствую, ощущаю это Божественное чудо и благодарю Творца и Возсоздателя моего, новую тварь, меня, воссозидающего, исцеляющего, умиротворяющего. Что я принесу или что воздам Тебе, Гди? Ничего у меня нет своего доброго, все Твое. Научи меня горячо любить Тебя, благодарить и славить Тебя, Гди, Боже Мой!

306. Л.Т. Теперь я совсем по-новому осознаю своё недоброжелательство к кому-нибудь – к Тане было вчера – я пугаюсь, чувствую, что заслоняю себе тепло и свет. Кроме того часто чувствую такую теплоту, что чувствую то, что любя, жалея, не может прерваться состояние тихой радости жизни истинной, не порыв чувств, а разумное светлое, и потому спокойное и радостное состояние, свойственное детям и радостным людям /агапе/, состояние благоволения ко всем.

307. И.К. Первым словом Спасителя грешным людям была заповедь о покаянии. Оттоле начат Иисус проповедати и глаголати: "Покайтеся, приближи бо се царство небесное",

308. Л.Т. Нет раскаяния, потому что нет движения вперёд, или нет движения вперёд, потому что нет раскаяния.


309. И.К. А Толстой говорит: "Не кайтесь, покаяние есть малодушие, нелепость, мы без покаяния, без Христа, своим разумом достигнем совершенства, да и достигли "

310. Л.Т. Человек, не признающий своих грехов, - это сосуд герметически закрытый крышкой и ничего в себя не пропускающий. Смириться, покаяться – это значит открыть крышку, сделать себя способным к совершенствованию – благу.

311. И.К. Толстой говорит: "Посмотрите на прогресс человеческого разума, человеческих познаний, литературы романической, исторической, философской; разных изобретений, фабричных изделий, железных дорог, телеграфов, телефонов, фонографов, граммофонов, аэростатов".

312. Л.Т. Когда жизнь человека безнравственная, а отношения их основаны не на любви, а на эгоизме, то все технические усовершенствования, увеличение власти человека над природой: пар, электричество, телеграфы, машины всякие, порох, динамиты, робулиты – производят впечатление опасных игрушек, которые даны в руки детям .

313. И.К. Для Толстого нет высшего духовного совершенства в смысле достижения христианских добродетелей – простоты, смирения, чистоты сердечной, целомудрия, молитвы, покаяния, веры, надежды, любви в христианском смысле;

314. Л.Т. Всякий человек приходит в мир со знанием своей зависимости от таинственного, всемогущего начала, давшего ему жизнь, с сознанием своего равенства со всеми людьми и равенства всех людей между собою, с желанием любви к себе и от себя к людям и с потребностью совершенствования и что же вы внушаете ему? Вместо таинственного начала, о котором он мыслил с благоговением, вы рассказываете ему про сердящегося, несправедливого, казнящего, мучащего людей Бога.

315. И.К. Разве человечество не чувствует своего падения и крайней нужды в искуплении и Искупителе?


316. Л.Т. Главное же то, что вы сами сложными приемами гипнотизма возбуждаете ту потребность, существованием которой вы хотите оправдать свою деятельность.

317. И.К. Благоговей всеми силами души перед всеми Таинствами.

318. Л.Т. Догмат искупления нужен для того, чтобы примирить противоречие с действительностью, если верующему в божество Христа не ясно и не понятно, для чего Бог сошёл на землю.

319. И.К. Больше сея любве никтоже имать…Твои животворящие Тайны, Господи, служат всегдашним громким доказательствам Твоей к нам, грешным, любви, ибо это божественное Тело Твое было за меня, за всех нас ломимо. Это Кровь за меня, за всех нас излилась, Господи.

320. Л.Т. Вместо того равенства всех людей, которое и ребенок, и неученый человек чувствует всем существом своим, вы говорите ему, что не только люди, но народы не равны, и одни не любимы, а другие любимы Богом, люди же одни призваны Богом властвовать, другие подчиняться.

321. И.К. Чтобы люди почитали и любили друг друга, не гордились, не надмевались друг перед другом, премудрый Господь дал разным людям различные свои преимущества естественные и благодатные, так чтобы они имели нужду друг в друге. Таким образом, каждый из нас невольно должен признаться в той или другой немощи и смириться перед Богом и людьми.


322. Л.Т. Вместо той любви от других к себе и от себя к другим, которая составляет самое сильное желание души всякого неиспорченного человека, вы внушаете ему, что отношения людей могут быть основаны только на насилии, на угрозах, на казнях, говорите ему, что убийства по суду и на войне совершаются не только с разрешения, но по велению Бога.

323. И.К. Разве человечество не верит в ад, в воздаяние по делам, в блаженство праведных, хотя не все по откровению слова Божия?

324. Л.Т. Иисус сказал, что внешние обряды вредны и самое церковное предание есть зло. Церковное предание делает то, что люди отбрасывают самые важные дела любви, как, например, любовь к матери и отцу, и оправдывают это церковным преданием. Ничто не может осквернить человека извне; оскверняет человека только то, что он думает.


325. И.К. Разве Толстому не жестоко идти против рожна? Жестоко ти есть противу рожна прати/Деян.36:14/ Толстой мечтает о себе как сумасшедший Ницше.

326. Л.Т. Читал Ницше «Заратустра» и заметку его сестры о том, как он писал, и вполне убедился, что он был вполне сумасшедший, когда писал, и сумасшедший не в метафорическом смысле, а в прямом, самом точном: …перепрыгивая с одной мысли на другую,…отрицая все высшие основы человеческой жизни и мысли, он доказывает свою сверхчеловеческую гениальность .

327. И.К. Можно ли разглагольствовать с Толстым, отвергающим Альфу и Омегу - начало и конец? Как говорить серьезно с человеком, который не верит, что А есть А, Б есть Б?

328. Л.Т. Разве можно серьёзно рассуждать с человеком, который утверждает, что верит в то, что есть только одно правильное воззрение на мир и на наше отношение к нему, то, которое выражено 1500 лет тому назад собранными Константином епископами.

329. И.К. Разве не безумие отвергать личного, всеблагого, премудрого, праведного, вечного, всемогущего Творца, единого по существу и троичного в Лицах, когда в самой душе человеческой, в ее едином существе находятся три равные силы: ум, сердце и воля по образу трех Лиц Божества?

330. Л.Т. Я особенно люблю первое послание Иоанна, которое никогда не приводит духовенство, и в нём изречение: Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит. В этих словах Бога, которого не видит, как мне кажется, уже заключается отрицание личного Бога. И здесь же прямо говорится, что Бог есть любовь .



331. И.К. Христианского подвига он не признает; над святостью и святыми смеется, сам себя он обожает, себе поклоняется, как кумиру, как сверхчеловеку. "Я, и никто кроме меня, - мечтает Толстой. – Вы все заблуждаетесь; я открыл истину и учу всех людей истине!"

332. Л.Т. Любви хочу, а не жертвы, мне нельзя учить тех, которые считают себя православными, а я учу тех, которые считают себя заблудшими /почему Ты ешь с откупщиками заблудшими…/ Вы оставляете главное в законе, а соблюдаете своё человеческое предание .



333. И.К. Гордыня в вере обнаруживает себя похвальбою в мнимом знании всего, тогда как весьма мало знает или совсем слепотствует духовными очами. Велика степень гордыни обнаруживается в том, когда простой смертный дерзает сравнивать себя со святыми Божьими: для чего я буду чтить их , особенно молиться им; они такие же люди, я молюсь одному Богу, а не знают того, что Сам Бог повелевает нам просить за себя молитвы праведников почию лице его приму /Иов 42: 8/

334. Л.Т. Вспомнил молитву, молитву кому? Что такое Бог, представляемый себе так ясно, что можно просить Его, сообщаться с Ним? Ежели я и представляю себе Такого, то Он теряет для меня всякое величие. Бог, которого можно просить и которому можно служить, есть выражение слабости ума.


335. И.К. Не отвещай безумному по безумию его, - говорит премудрый Соломон, - да не подобен ему будеши (Притч. 26:4). И действительно, если отвечать Толстому по безумию его на все его бессмысленные хулы, то сам уподобишься ему и заразишься от него тлетворным смрадом .

336. Л.Т. Только перестаньте возбуждать эту потребность, и ее не будет, потому что как у вас, так и у всех людей, не может быть потребности ко лжи, а все люди всегда шли и идут от мрака к свету, и вам, стоящим ближе к свету, надо стараться сделать его доступным другим, а не заслонять его.

337. И.К. Но отвещай безумному по безумию его, - продолжает Соломон, в другом смысле, - да не явится мудр у себе (26:5). И я ответил безумному по безумию его, чтоб он не показался в глазах своих мудрым пред собою, но действительным безумцем .

338. Л.Т. А потому, как бы величественны ни были те дворцы, в которых вы живете, и церкви, в которых вы служите и проповедуете, и те облачения, которыми вы себя украшаете, дело ваше от этого не становится лучше. Что велико перед людьми, то мерзость перед Богом.


339. И.К. Лев Толстой и пред кончиной своей, по своей непостижимой и упорной гордости, занимается баснями о каком-то пастушке простосердечном (а простоты-то, вон, и нет у Толстого), который очень хотел бы умывать ноги Богу и пр.; а Моисей, пророк, узнал будто бы об этом, пригрозил ему: зачем ты Бога представляешь человеком и просишь у Него того, в чем Он не нуждается, и с того времени пастух разсердился на Бога и не стал ничего просить у Него. Бог, будто бы, сделал выговор Моисею: зачем он отогнал от Него, от Гда, этого простого человека?

340. Л.Т. Только и помню теперь, что сижу в бане, и мальчик-пастух вошёл в сени. Я спросил: Кто там? – Я. – Кто я? – Да я. – Кто ты? – Да я же. Ему одному живущему на свете, так непонятно, чтобы кто-нибудь не мог знать того, что одно есть..

341. И.К. И я, говорит Толстой, хочу быть, как этот пастушок, и не чрез кого-либо, а лично хочу угождать Ему, как умею! Какая идиллия! Какая дурь в старости! Какая сатанинская гордость! Не хочу знать Сына Божия, чрез Которого одного можно придти к Богу; не хочу Троицы; не хочу Церкви. Какое невежество, дикость.


342. Л.Т. Стомиллионной же массе проповедуется одно: вера в иконы казанские, иверские, в мощи, в чертей, в спасительность вынимания частиц, становление свечей, поминания, и.т.п. и не только проповедуется и практикуется, но с особенной ревностью ограждается ненарушимость этой веры в народе от всякого на нее посягательства.

343. И.К. Благоговей всеми силами души перед всеми таинствами и говори себе о каждом таинстве перед совершением и причащением его : это тайна Божия. Я только недостойный приставник её или участник её. А то гордый разум наш и тайну Божию хочет исследовать, а если не может её исследовать, то отвергает, как не подходящую под ничтожную мерку его разума.


344. Л.Т. Я думал идти к Богу, а зашёл в какое-то смрадное болото, вызывающее во мне только те самые чувства, которых я боюсь более всего: отвращение, злобу и негодование. И результат вашей деятельности тот, что десятки миллионов людей, почти все женщины из народа не то что не знают, а не слыхали даже о том, что был Христос и кто он такой. Трудно поверить этому, а между тем это факт, который каждый может проверить.

345. И.К. Видишь и чувствуешь, что при глубоком невежестве людей, при неведении ими истин веры и грехов своих…духовенству надо крепко, крепко молиться за них и учить их днём и ночью. О, какое невежество! Не знают Троицы, не знают Кто Христос, не знают для чего живут на земле!

346. . Л.Т. На моей памяти рабочий русский народ потерял в большей степени черты истинного христианства, которые прежде жили в нем и которые старательно изгоняются теперь духовенством

347. И.К. Господь посылает нам обличителей, чтобы они открыли нам сердечные очи, чтобы мы увидели безобразие дел своих, и, видя, поправлялись.

348. Л.Т. Чувствую, что это правда, что это надо, но больно, что оскорбляю, огорчаю многих добрых заблудших людей .

349. И.К. В этом веке мы согрешаем непрестанно. Памятуя о будущем судилище ужасном, да переносим во смирении и незлобии обличения здешние,…да вразумит Господь обличителей не по злобе обличать, но с любовью и духом кротости.

350. Л.Т. Очевидно 0, 999 не поймут, во имя чего я осуждаю нашу церковь, науку и искусство, и будут возмущены. Надо бы сделать это с большей добротой. И в этом я виноват.

351. И.К. Когда нас укоряют в чём-либо, это не должно раздражать нас и приводить в уныние, а смирять нас, как нравственно ничтожных, и обращать к Богу с усердною молитвою, чтобы Он немощное в нас уврачевал и оскудевающее восполнил Своею благодатью. Раздражаться особенно тогда, когда укоряют нас в действительных слабостях, значит прилагать болезнь к болезни, страсть к страсти, значит недуговать добровольною слепотою самолюбия, которое не хочет видеть своих тёмных сторон и добровольно погибает.

352. Л.Т. Храм истинный есть мир людей, соединенных любовью. человек, исполняющий внешние обряды, считает себя правым и освобождает себя от дел любви. Он сказал, что только тот человек стремится к добру и творит дела любви, который чувствует свое несовершенство. Чтобы делать дела любви, надо считать себя несовершенным. А внешнее богопочитание вводит в обман самодовольства.


353. И.К. Самолюбие и гордость наша хотели бы всё поставить на своём. Друг друга тяготы носите ,и тако исполните закон Христов/Гал.6:2/. Кто нетерпелив и раздражителен, тот не познал себя и человечества и не достоин называться христианином! Говоря это, произношу суд на себя, ибо я первый недугую нетерпением и раздражительностью.


354. Л.Т. Посмотрите на деятельность духовенства в народе, и вы увидите, что проповедуется и усиленно внедряется одно идолопоклонство: поднятие икон, водосвятия, ношение по домам чудотворных икон, прославление мощей, ношение крестов и.т.п.; всякая же попытка понимания христианства в его настоящем смысле усиленно преследуется.

355. И.К. Иконы требуются нашею природою. Может ли природа обойтись без образа? Можно ли вспомнить об отсутствующем, не вообразив его? Не Сам ли Бог дал нам способность воображения? Иконы – ответ Церкви на вопиющую потребность нашей природы. Разве Бог не есть Бог чудес и самое существование мира разве не есть величайшее чудо?

356. Л.Т. Кроме того были обычаи христианские: пожалеть преступника, странника, подать из последнего нищему, просить прощения у обиженного. Все это теперь забывается и оставляется. Все это заменяется теперь выучиванием наизусть катехизиса, троичного состава Бога, молитвы перед учением и за наставником и за царя и т.п. так что на моей памяти народ становится все религиозно грубее и грубее.

357. И.К. Наша растленная природа склонна к скорому забвению всего святого и спасительного, потому что грехи и страсти непрестанно отуманивают и омрачают наши головы и сердца, занимают оные и господствуют в них, вытесняя воспоминания, помышления и чувства о священных событиях и великих Божиих к нам благодеяниях.

358. Л.Т Люди живут в безумной роскоши, составляя свое богатство из трудов униженных бедных и ограждая себя и свое богатство стражей, судами, казнями,

359. И.К. Из-за вкушения запретного плода в раю человечество получило лютую болезнь души, пристрастие к этой кратковременной жизни, к здешним благам и наслаждениям.. и по пристрастии и слепой привязанности к ним одни захватили очень много, а другие имеют очень мало их, да и совсем иные не имеют,

360. Л.Т. — и духовенство во имя Христа одобряет, освящает, благословляет такую жизнь, советуя богатым только уделять малую часть награбленного, а так же духовенство одобряет, благословляет во имя Христа военные приготовления и войны, не только одобряет, но часто поощряет их, находя, что войны, т.е. убийства, не противны христианству. Люди, поверившие в это учение, не только вовлечены этим учением в дурную жизнь, но и вполне уверены, что их жизнь хорошая и им не нужно изменять ее .

361. И.К. Отсюда происходит вечный грех, вражда и смерть из-за обладания; отсюда зависть и неприязнь частных лиц и народов, отсюда войны кровопролитные, отсюда роскошь одних и крайняя нищета других. Вот что сделало вкушение запрещённого плода .

362. Л.Т. Одна часть, большая часть, женщины, остаются так же суеверны, как они были 600 лет тому назад, только без того христианского духа, который прежде проникал в жизнь; другая часть, знающая наизусть катехизис, — совершенные атеисты. И все это сознательно производится духовенством. Оно особенно вредно тем, что люди, исповедующие это учение, живя без всяких сдерживающих их нравственных требований, совершенно уверенны в том, что они живут настоящей христианской жизнью.

363. И.К. А отлучение Толстого от Церкви Святейшим Синодом озлобило его до крайней степени, оскорбив его графское писательское самолюбие, помрачив ему мирскую славу. Отсюда проистекла его беззастенчивая, наивная, злая клевета на все вообще духовенство и на веру христианскую, на Церковь, на все священное богодухновенное Писание .

364. Л.Т. Я не хотел сначала отвечать на постановление обо мне синода, но постановление это вызвало очень много писем, в которых неизвестные мне корреспонденты – одни бранят меня за то, что я отвергаю то, чего я не отвергаю, другие увещевают меня поверить в то, во что я не переставал верить, третьи выражают со мной единомыслие, которое едва ли в действительности существует, и сочувствие, на которое я едва ли имею право,…/кроме того/оно есть подстрекательство к дурным чувствам и поступкам, так как вызвало, как и должно было ожидать, в людях непросвещённых и нерассуждающих озлобление и ненависть ко мне, доходящие до угроз убийства .


365. И.К. Лев Толстой договорился до того, что священные книги Ветхого и Нового Завета не удостаивает даже и названия сказки, а называет их "самыми вредными книгами в христианском мире, ужасною книгою". При этом невольно восклицаем: о, как ты сам ужасен, Лев Толстой, порождение ехидны.

366. Л.Т. Люди эти, возненавидя тот обман, от которого они так много пострадали, проповедуют не только бесполезность, но зловредность христианства и всякой религии.

367. И.К. Несчастный Толстой: он едва не погибал в усилиях сделаться богоотступником и все-таки достиг погибели своей, сделавшись окончательно вероотступником!


368. Л.Т. Религия, по их понятиям, есть остаток суеверия, когда-то бывшего нужным людям, а теперь только вредного им. И потому, по их учению, чем скорее и полнее люди освободятся от всякого религиозного сознания, тем это будет лучше для них. И, проповедуют такое освобождение от всякой религии люди наиболее образованные и ученые и потому пользующиеся наибольшим авторитетом среди людей, ищущих истину .


369. И.К. Мы все с детства знаем историю Ветхого и Нового Завета и получили от изучения ее самое всеоживляющее, спасительное знание и высокое религиозное наслаждение.


370. Л.Т. Так что, с одной стороны, так называемые верующие находят полное одобрение своей дурной жизни в вашем учении, признающем согласными с христианством все самые противные ему поступки и состояния; с другой стороны, люди неверующие, вследствие вашего учения, придя к отрицанию всякой религии, стирают всякое различие между добром и злом, проповедуют учение неравенства людей, эгоизма, борьбы и подавления слабых сильными, как высшую доступную человеку истину.

371. И.К. В нашем ветхом человеке есть запинка при чтении Слова Божия, или Богослужебных книг или писаний святоотеческих и вообще священных книг - тайно противится сказуемому или тому, что говорится и пишется.


372. Л.Т. Главная причина тех лжетолкований, которые так изуродовали учение Христа, что его трудно видеть под их толстым слоем, состоит в том, что со времени Павла, который, не поняв хорошенько учение Христа, да и не зная его таким, каким оно выразилось потом в Евангелии Матфея, связал его с учением о фарисейском предании и потому со всеми учениями Ветхого Завета.


373. И.К. Это тайный голос ветхого противника, сатаны, который первый научился и научил падших духов, и людей противиться. Богу, Его Св. Истине и Правде.

374. Л.Т. Поучение о предании, о связи Ветхого Завета с Новым внесено в христианство Павлом, и это-то учение о предании, этот принцип предания были главной причиной извращения христианского учения и непонимания его.

375. И.К. Ты говоришь: в этом св. отце или в этом благочестивом человеке есть так и так грехи. Что же? Он человек, а никто из людей не безгрешен. Аще речем, яко греха не имам, себе прельщаем, и истины несть в нас/1 Ин.1:8/ Но разве ты без греха?

376. Л.Т. Нельзя достаточно настаивать на этом. Всякий человек бывает слаб и высказывает прямо глупости, а их запишут и потом и потом носятся с ними, как с самым важным авторитетом.


377. И.К. Так я замечал и замечаю, что он и мне, сердцу и уму моему, противится тайно при чтении молитв, канонов, стихир, Символа Веры, и я должен побороть и низвергать его замыслы. О, окаянный, прочь от меня, - враг истины и правды Божией! Ты ведешь к лжи, проклятию и смерти слушающих тебя, как Адама и Еву.


378. Л.Т. Главная причина тех лжетолкований, которые так изуродовали учение Христа, что его трудно видеть под их толстым слоем.

379. И.К. Вы знаете иногда наизусть какую пьесу играли на театре, из скольких действий она состоит, какое содержание ее общее и в частностях, а сущность христианских таинств не знаете, не знаете сущности Богослужения святой Православной Церкви, матери своей, питающей, геющей, очищающей и укрепляющей вас в материнских святых недрах своих.


380. Л.Т. Одно из дерзких неповиновений Христу это богослужение, общая молитва в храмах, и называние отцами духовенства, тогда как Христос сказал: А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы братья; и отцем себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, который на небесах/Мат.23:8,9/.

381. И.К. Общественная исповедь для священника – училище самоотвержения: сколько для самолюбия священника поводов к нетерпению, раздражению, разленению, лицезрению, небрежности, невниманию – вот пробный оселок любви священника к прихожанам.


382. Л.Т. Церковь истинна и едина, и в ней пастыри и паства; и пастыри, Богом установленные, учат этому истинному и единому учению, т.е. "Ей-Богу, все, что мы будем говорить, все истинная правда". Больше ничего нет.

383. И.К. В настоящем нашем христианском положении всё ответствует и направленно к соединению с Богом в будущем веке: и вещественные блага и духовные.


384. Л.Т. Обман весь в этом, в слове и понятии церкви. И смысл этого обмана только тот, что есть люди, которым без памяти хочется учить других своей вере.


385. И.К. И благодать Божья в Церкви, Богослужения, таинства, совесть, внутреннее Божье испытание и очищение, молитвы, плоды молитв, скорби, очищающие сердце и болезни – все это ответствует к небесному соединению с Богом, подготавливает нынешнее соединение в усердной молитве, в таинстве причащения. Всякое другое соединение сердца, кроме Бога и не для Бога, строго нам запрещается.

386. Л.Т. Чтобы понять обман веры, надо пойти к его началу и источнику. Мы говорим о том, что знаем о христианстве. Обратясь к началу христианского учения, в Евангелиях мы находим учение, прямо исключающее внешнее богопочитание, осуждающее его и в особенности ясно, положительно отрицающее всякое учительство.

387. И.К. Толстой же по своему лукавству и увлечению безбожными немецкими и французскими писателями этого не мог испытать, ибо от дерзкого ума его Господь утаил Свою чистую премудрость.


388. Л.Т. Среди этих-то людей и возникло то, прежде робко проявлявшееся, хотя и всегда скрытое, латентно присущее в мировоззрении материалистов учение эгоизма, зла и ненависти, которое в последнее время так ярко и сознательно выразилось в учении Ницше и так быстро распространяется, вызывая самые грубые животные и жестокие инстинкты в людях .

389. И.К. Ныне, к несчастью, многие не считают нужным ходить к литургии; иные ходят только по одной привычке, и каковыми приходят, таковыми и уходят – без возвышенных мыслей, без сокрушенного сердца, с нераскаянной душею, без решимости к исправлению.


390. Л.Т. Я знаю, что вы не сознательно делаете это ужасное дело; знаю, что вы сами большей частью запутаны, обмануты, загипнотизированы, часто поставлены в такие условия, при которых для вас признать истину — значит осудить всю свою предшествующую деятельность, иногда многих десятилетий; знаю я, как трудно именно вам, с вашим воспитанием, в особенности с общей всем вам уверенностью в том, что вы непогрешимые наследники Христа Бога, перейти к трезвой действительности и признать себя заблудившимися грешниками, делающими одно из самых гадких дел, которое только может делать человек.

391. И.К. О, как мы пристрастны к земному! Не хотим даже и один час посвятить, как должно, исключительно Богу! Получая от Бога щедрые, незаслуженные дары духовные и вещественные, языком благодарят за оные Бога и употребляют только в свою пользу, не разделяя их с ближними. А как много таких благодарных, или, вернее, неблагодарных!

392. Л.Т. Знаю всю трудность вашего положения; но, вспоминая слова признаваемого вами Божественным Евангелия о том, что Богу приятнее один покаявшийся грешник, чем сотни праведников, думаю, что каждому из вас, какое бы он ни занимал положение, все-таки легче покаяться и перестать участвовать в том деле, которое вы делаете, чем не веря, продолжать делать его.



393. И.К. А под непротивлением злу разумеет /Толстой/ потворство всякому злу, по существу – непротивление греху или поблажку греху и страстям человеческим, и пролагает торную дорогу всякому беззаконию и таким образом делается величайшим пособником дьяволу, губящему род человеческий, и самым отъявленным противником Христу.


394. Л.Т. Да, многие из моих последователей берут из христианства только отрицающую зло сторону. Истинное христианство не сердится на нехристианские поступки людей, а старается только само не поступать не по-христиански – сердиться. Я говорю, что не надо НАСИЛИЕМ противиться насилию /НЕ КОСИТЬ ТРАВУ,А ВЫРЫВАТЬ ЕЁ С КОРНЕМ/, то есть УНИЧТОЖАТЬ ЗЛО ЛЮБОВЬЮ/.

395. И.К. Под лежащий камень вода не течет, нужно подвизаться: Царствие Небесное силою берется и употребляющие усилие приобретают (восхищают) его. (Мф. 11, 12) - Нужно взрыть землю сердечную и вырвать все корни страстей и вредных привычек и насадить на сем пшеницу добродетели.

396. Л.Т. Какая ни с чем не сравнимая удивительная радость – и я испытывал её – любить всех, всё, чувствовать в себе эту любовь или, вернее, чувствовать себя этой любовью. Как уничтожается всё, что мы по извращённости своей считаем злом, как все, все становятся близки, свои…И тот, кто испытал её, не сравнит её ни с какой другой, не захочет никакой другой и не пожалеет ничего, сделает всё, что может, чтобы получить её.

397. И.К. Все мысли, чувства и расположения сердца, клонящиеся к разрушению любви и насаждению вражды – от дьявола; напиши это на сердце своём и всячески держись любви: Держитеся любве/ 1 Кор. 14: 1/

398. Л.Т. Как только неприятное чувство к человеку, так значит, ты чего-то не знаешь, а тебе нужно узнать; нужно узнать мотивы того поступка, который неприятен тебе. А как только ясно понял мотивы, то сердиться можно так же мало, как на падающий камень

399. И.К. Утверди ещё в сердце следующую истину: одно стоит всякой нашей ненависти – это грех или пороки, а к людям исключительно питай любовь. Ясен закон царский: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе.

400. Л.Т. Вам, духовным лицам этого разряда, нужно, не запутывая себя и других неясными, сложными рассуждениями, не стараться показать, что истина — то самое, что вы считаете истиной, а напротив, сделав усилие над собой, постараться узнать всю доступную вам истину и на основании этой истины проверить то, что по вашим верованиям принималось вами за истину.

401. И.К. Странная греховная двойственность! Это горький плод и свидетельство нашего грехопадения. Сердцу нашему как-то обычно лгать в молитве и в обращении с людьми. Это столб лжи. /Всяк человек ложь, Пс.115:2/. Христианину надо употреблять все меры, чтобы вырвать из сердца с корнем всякую ложь и насадить в нём чистую истину.

402. Л.Т. Но от этого не будет хуже, потому что разложение церковной деятельности, совершающееся и теперь, есть одно из средств освобождения народа от того обмана, в котором он находится. И потому. чем скорее это освобождение совершится через выход из духовного сословия просвещенных, добрых людей, тем это лучше .

403. И.К. О, Боже наш, Боже наш! Наши беззакония в собственном смысле умножились паче влас главы нашей, паче числа песку морского, и мы их не чувствуем, мы равнодушны к ним, мы даже не перестаём любить их.Что если Ты все беззакония наши назриши, Господи?!...кто тогда постоит пред Тобою, Господи./Пс. 129:3/! Даруй всем нам, Господи, дух сокрушённый и сердце смиренное, да принесём Тебе истинное покаяние.

404. Л.Т. И чем скорее и решительнее вы покаетесь в своем грехе и прекратите свою деятельность, тем это лучше будет не только для людей, но и для вас самих. И помоги вам в этом Бог, который видит сердца ваши.

405. И.К. Иногда враг коварствует над нами тем, что, когда мы видим какой-либо грех или порок в брате или в обществе, то он поражает наше безразличием и холодностью, неохотой, или, скорее, постыдною трусостью сказать твёрдое слово неправде, сломить рог грешников.

406. Л.Т. Вот это-то я и хотел, находясь теперь на краю гроба и ясно видя главный источник бедствий людей, сказать вам и сказать не для того, чтобы обличать и осуждать вас (я знаю, как незаметно вы сами были вовлечены в тот соблазн, который сделал вас тем, что вы есть), но для того, чтобы содействовать избавлению людей от того страшного зла, которое производит проповедь вашего учения, скрывающего истину, и вместе с тем помочь и вам проснуться от того гипноза, в котором вы находитесь, часто не понимая всей преступности своей деятельности.

407. И.К. Поучительность снов. Видел Петра Николаевича Яниша бывшего директора Кронштадтской гимназии - уже не первый раз; видел в каком-то заведении, как бы в гимназии: с каким-то губернатором, идущими вместе, губернатор меня не приветствовал, а ему грубо отрекомендовался, что я - смотритель этого заведения (соврал). Директор пригласил какого-то учителя, бывшего со мною, на чай, а меня - нет. Мне было неприятно. Это мне урок. Я Петра Николаевича не поминал и не поминаю до селе на проскомидии. Халатно, бездушно, и многих не поминал; вот и Федора Надеждина не поминал.

408. Л.Т. Видел сон, что я выгоняю сына; сын – соединение Ильи, Андрея и Серёжи. Он не уходит. Мне совестно, что я употребил насилие, и то, что не довёл его до конца. Тут присутствует Стахович, и мне стыдно.

409. И.К. Как враг и стужает и старается отчуждить нас от Бога в сонных мечтаниях, чрез разные лица, вещи, действия негодных людей, - представляет то, чего наяву никогда, славу Богу, не увидишь. Вот своего рода романист негодный, скверный, всезлобный, но какой, тонкий, хитрый, мечтательный на миллионы видов и ладов, - какой изобретательный до безконечности, какой фантазер, - и все это в самом дурном, мерзком, отвратительном, наругательном виде!

410. Л.Т. Вдруг этот собирательный сын начинает меня своим задом вытеснять с того стула, на котором я сижу. Я долго терплю, потом вскакиваю и замахиваюсь на сына стулом. Он бежит. Мне ещё совестнее. Я знаю, что он сделал это не нарочно. Сына нет. Приходит Таня в сенях и говорит мне, что я не прав.

411. И.К. -Сейчас по грехам моим потерпел насилие во сне от злого духа за то, что выпил с большим избытком Кавказской воды (притом охлажденной), напал на меня, был в виде человека молодого лет 17-ти и начал вымогать от меня насильно денег; а я упорствовал, и когда он силою теснил меня, я стал кусать ему руки и он отстал было, а потом опять напал с удвоенной силой. Я стал кричать и проснулся. Я выпил воду не вовремя - была половина 1-го ночи, согрешил пред Богом. -

412. Л.Т. Вся психология необыкновенно верна, а нет ни времени, ни пространства, ни личности.

413. И.К. - Зачем ему /врагу/ попущено так издеваться над нами! И видно, что враг гнездится в нашем сердце, в нашем ветхом человеке! О, как надо распинать ветхого нашего, Богоутратившего человека, в коем гнездятся мысленные гады . -

414. Л.Т. В это последнее время минутами находило тихое отчаяние в недействительности на людей истины. Особенно дома. Нынче все сыновья и особенно тяжело. Тяжела неестественность условий/ близости/и самой большой духовной отдалённости. Иногда, как нынче, хочется убежать, пропасть.

415. И.К. И святыми Божьими овладевало дьявольское отчаяние и уныние. Что же с нами грешными?

416. Л.Т. Всё это вздор. Я говорю это, чтобы покаяться в своей слабости. Всё это хорошо, нужно и может быть радостно. Не могу жалеть тех слепых, которые мнят себя зрячими и старательно отрицают то, что я вижу …



417. И.К. Господь разлил везде жизнь, довольство и радость с простором и все твари, кроме человека, прославляют Творца довольством, жизнью и игривой радостью. Теперь, спрашивается, отчего же теснота и скорбный путь жизни у человека и особенно у людей, ревнующих о благочестии? Разгадка проста. Наша жизнь отравляется то нами самими – грехом, то врагом бесплотным, особенно им по преимуществу у тех людей, которые подвизаются в благочестии.


418. Л.Т. Иисус сказал, что внешние обряды вредны и самое церковное предание есть зло. Церковное предание делает то, что люди отбрасывают самые важные дела любви, как, например, любовь к матери и отцу, и оправдывают это церковным преданием; ничто не может осквернить человека извне; оскверняет человека только то, что он думает.

419. И.К. Логика Христианская, кажется, не трудна и легко может быть понимаема и изучаема, и слишком жизненна для того, чтобы полюбить и изучить, и усвоить ее всем сердцем;

420. Л.Т. Иисус сказал еще, что поклоняться Богу не нужно ни в каком особенном месте, а нужно служить Отцу делом и духом. Дух нельзя видеть и показать. Дух есть сознание человеком своей сыновности Духу бесконечному .

421. И.К. А между тем ее-то, эту Христианскую логику, и забыли почти все; и простые, и ученые (мнимоученые), именно в нее не вникают и не изучают с усердием, как другие земные и утилитарные науки, искусства и художественные мастерства.


422. Л.Т. Храм не нужен. Храм истинный есть мир людей, соединенных любовью. Человек, исполняющий внешние обряды, считает себя правым и освобождает себя от дел любви .

423. И.К. И оправдана эта небесная логика и премудрость чадами ея, вроде - Серафима Саровского, Феодосия Черниговского, Тихона Задонского, Митрофана Воронежского и всеми древними, средневековыми и новыми святыми угодниками Божиими.


424. Л.Т. Он сказал, что только тот человек стремится к добру и творит дела любви, который чувствует свое несовершенство. Чтобы делать дела любви, надо считать себя несовершенным. А внешнее богопочитание вводит в обман самодовольства.

425. И.К. Как для освежения воздуха, для наполнения его живительными началами надо проводить внешний воздух в комнату, так в душу – этот как бы воздух, заключенный в храминке нашего тела, - надо проводить верою и любовью животворное дыхание или веяние Божьего Духа…Ибо что такое человек, как не склянка, исполненная дыханием Божьим…Надо же переменять воздух в этой склянке, тем более, что в нас он от природы испорченный…и заражается часто ядовитым дьявольским дыханием.

426. Л.Т. Людям дана возможность полного блага жизни, право радоваться, если бы не было греха, то не было бы и страданий, производимых одними людьми над другими, то и жертвы, вольные и невольные – радоваться жертвой, вольной жертвой. В исправлении греха, в жертве – истинное благо .

427. И.К. Кто из мирян ныне ищет эту драгоценную жемчужину (души по образу и подобию Божию), это сокровище сокрытое в поле, это зерно горчичное, эту закваску, которую женщина положила в три меры муки?

428. Л.Т. Разум мне ничего не говорит и не может сказать на три вопроса Христа. Я называю их вопросами сердца .

429. И.К. От рассудка не надо и требовать доказательств в истине.


430. Л.Т. Ответы на эти вопросы даёт мне в глубине сознания какое-то чувство. Те ответы, которые даёт мне это чувство, смутны, неясны, невыразимы словами.


431. И.К. При образовании чрезвычайно вредно развивать только рассудок и ум, оставляя без внимания сердце.

432. Л.Т. Разум решает только основной вопрос – как? Как жить – Блаженно. Но отчего и зачем не сразу находится блаженство? /Опять ошибка разума/ Блаженство есть делание своего блаженства.

433. И.К. На сердце нужно больше всего обращать внимание; сердце – жизнь, но жизнь, испорченная грехом; нужно очистить этот источник жизни, так, чтобы он горел и не угасал, и давал направление всем мыслям, желаниям и стремлениям человека, всей его жизни.

434. Л.Т. Но не я один искал и ищу ответов на эти вопросы. На эти вопросы с тех пор, как существует род человеческий, ответили люди не словом, орудием разума, частью проявления жизни, а всею жизнью, действиями, из которых слово есть одна только часть.

435. И.К. Общество растленно именно от недостатка воспитания христианского. Пора христианам понять Господа, чего Он от нас хочет, именно, Он хочет чистого сердца: блажени чисти сердцем/Мф. 5:8/

436. Л.Т. Христос не приказал, а открыл нравственный закон, который навсегда останется мерилом хорошего и дурного . Мы называем злом всё то, что нарушает благо нашей телесной жизни. А между тем вся жизнь наша есть только постепенное освобождение от того, что составляет благо тела. И потому для того, кто понимает жизнь такою, какая она действительно есть, нет зла .

437. И.К. Не все ли мы скоро исчезнем с лица земли и будем как бы не бывшие? Где исполнение заповедей Творческих? Где дух Христов в нас? Где незлобие, где смирение, где любовь к душам, где беспристрастие к временному! Где ревнование о духовных благах? Суетные, глупейшие мы люди! Исказили мы образ душ наших… Вместо Христа дьяволу угождаем.

438. Л.Т. Работники дьявола, уверенные в присутствии дурного в человеке, достигают великих результатов: суеверия, казни, войны . Работники Божьи достигли бы больших результатов, если бы они более верили в возможность добра в людях .


439. И.К Ох! Как мне противно это дьявольское злорадство о грехе ближнего, это адское усилие доказать его истинную или мнимую слабость. И люди, так поступающие, ещё смеют говорить, что они уважают и всеми силами стараются исполнять закон о любви к Богу и ближнему !

440. Л.Т. В существующем зле не только нельзя обвинять никого, но что именно обвинения-то людей и делают всё зло. Вспомнил Марка Аврелия или Эпикета /не помню/, который говорит, что на делающего зло не только нельзя, не должно сердиться, но его-то и жалеть надо. А тут сердятся на людей, воспитанных в том, что хозяйственность /предприимчивость/ добродетель, что хорошо наживать…и убивают те, которые желают власти /революционеры/не меньше, не имея для этого даже и повода наследственности. Судите себя по доброте, а не других.

441. И.К. Ближнего надо ещё больше любить тогда, когда он согрешает против Бога или против нас, ибо он тогда болен, тогда он в беде душевной, в опасности, тогда-то и надо помилосердствовать и помолиться о нём, и приложить к его сердцу целительный пластырь – слово ласки, вразумления, утешения, прощения и любви.


442. Л.Т. Движение вперёд медленно, по ступеням поколений. Для того, чтобы двинуться на один шаг, нужно, чтобы вымерло целое поколение. Теперь надо, чтобы вымерли бары, вообще богатые, не стыдящиеся богатства, революционеры, не влекомые страданием несоответствия жизни с сознанием, а только тщеславием революции, как профессии. Как важно воспитание детей следующих поколений. Только бы поняли, что люди не сыны патриотических правительств, а сыны Бога, и потому не могут быть ни рабами, ни врагами других людей .

443. И.К. Нынче учёные люди поставили и ставят огромного идола и велят всем поклоняться, да и сами кланяются ему. Этот идол - отрицательная литература; нечистый дух, нас движущий, - гордый, богопротивный, неверующий разум.

444. Л.Т. Странно, недоброе чувство к Горькому, с которым борюсь. Оправдывают тем, что он, как Ницше, вредный писатель: большое дарование и отсутствие каких- бы то ни было религиозных, то есть понимающих значение жизни убеждений, и вместе с этим поддерживаемая нашим образованным миром, который видит в нём своего выразителя, самоуверенность ещё более заражающая этот мир.

445. И.К. Дьявол хитёр, - о, как хитёр! Он и в христианстве изобрёл тонкое идолопоклонство, сообразно с направлением и духом века и со степенью его умственного развития. Уж какой злой хитрец! Как он ворочает бедным человечеством, удалившимся от сердечной веры во Христа!

446. Л.Т. Например его изречение: Веришь в Бога – и есть Бог; не веришь в Бога – и нет Бога. Изречение скверное, а между тем оно заставило меня задуматься. И от этого мне всегда в словах Христа: любить Бога и ближнего – любовь к Богу кажется излишней, несовместимой с любовью к ближнему, - несовместимой потому, что любовь к ближнему так ясна, яснее чего ничего не может быть, а любовь к Богу, напротив, очень неясна. Бог проявляется в нас сознанием. Пока нет сознания – нет Бога. Только сознание даёт возможность добра, воздержания, служения, самопожертвования.


447. И.К. Люби ближнего как самого себя; ибо любя ближнего, любишь себя, и ненавидя ближнего, прежде всего делаешь вред себе, прежде всего ненавидишь свою душу. Ты это по опыту знаешь.

448. Л.Т. Всё зависит на что направлено сознание: сознание, направленное на животное «я», убивает, парализует жизнь; сознание, направленное на духовное «я», вдохновляет, возвышает, освобождает. Сознание, направленное на животное «я», усиливает, разжигает страсти, борьбу, ужас, смерть; сознание, направленное на духовное «я», освобождает любовь.

449. И.К. Мы замечаем в себе борьбу веры с неверием, доброй силы со злою. Так по духу различите вы явно две противоположные стороны: сторону света и сторону тьмы. Знаете от чего это? – от борьбы двух противоположных сил: силы Божией и силы дьявольской. Господь действует в покорных Себе сынах, а дьявол – в сынах противления. И я чувствую в себе нередко борьбу двух противоположных сил.


450. Л.Т. Пассивная революция началась в России. Революция - чувство, которое заставляет детей ломать игрушки, страсть к разрушению. Нужно:
1/ воздерживаться от того, чтобы помогать той или другой стороне.
2/ отыскивать средство примирения. Главная ошибка борющихся с существующим злом та, что хотят бороться извне. Перестроится мир не извне, а изнутри . И потому - вся энергия на внутреннюю работу .

451. И.К. Лучше не передавать укорных слов, посылаемых к нам от кого-либо, а умолчать об них, или передать, хотя ложно, слова любви и благорасположения, тогда дух наш пребудет спокоен. А передавать слова вражды и зависти весьма вредно…

452. Л.Т. Как ужасна полемическая злость! Как легко избавиться от споров. Споры всегда только от того, что хочется быть прав, не хочешь признать своей ошибки перед людьми. А как легко сказать: впрочем, может быть, я ошибаюсь. И не только сказать, но и подумать. Решаются вопросы не в спорах, а в расследовании с самим собою, когда сам себе возражаешь всеми силами. Если в споре хорошо возражают, не спорь, а с благодарностью прими к сведению возражение и обдумай его один сам с собою. Так легко: а может, я ошибаюсь .


453. И.К. Споры производят нередко в нетерпеливых и самолюбивых людях, к которым относятся, бурю душевную, возбуждают угасшую вражду и производят раздор. Надо иметь христианское терпение и мудрость змеиную .

454. Л.Т. Отыскивая причину зла в мире, я всё углублялся. Сначала причиной зла я представлял себе злых людей, потом дурное общественное устройство, потом то насилие, которое поддерживает это дурное устройство, потом участие в насилии тех людей, которые страдают от него /войско/, потом отсутствие религии в этих людях, и , наконец пришёл к убеждению, что корень всего – религиозное воспитание .

455. И.К. Не вера виновата, что христиане таковы. Чистого сердца требует святая, божественная, пренебесная вера христианская, чтобы благотворно воздействовать на всё существо человека.


456. Л.Т. И потому, чтобы исправить зло, надо не сменять людей, не изменять устройство, не нарушать насилие, не отговаривать людей от участия в насилии, и даже не опровергать ложную и излагать истинную религию, а только воспитывать детей в истинной религии.

457. И.К. А в нечистом сердце она /вера/ обитать не может, и производить благотворных перемен в нём не может, если человек не исправляется от своих пороков. Вот почему и в христианстве много званных, но мало избранных. Вот отчего и в христианстве много безбожников, вольнодумцев, суеверов, корыстолюбцев, сластолюбцев, блудников, пьяниц, воров и так далее. Господи, что нам делать?

458. Л.Т. Вчера думал: служить людям? Но как, чем служить? Не деньгами, не услугами телесными даже: расчистить каток, сшить сапоги, вымыть бельё, посидеть ночь за больным. Всё это и хорошо, может быть, и лучше, чем делать это для себя, но, может быть и дурно и, в сущности, бесполезно. Одно полезно, одно нужно – это научить его жить добро. А как это сделать? Одно средство – самому жить хорошо. Как же жить? – Блаженно.

459. ИК. Что было бы с нами без Тебя, Господи. Ты непрестанно побеждаешь во мне ад, по молитве моей. Мы были бы истые звери. Что с отдельными личностями было бы, то и с народами.

460. Л.Т. Живи люди более духовной жизнью, не было бы браунингов, войн, голодных детей и матерей, уничтожающих плод.

461. И.К. Если бы отдельные лица и народы жили по Евангелию, не было бы тогда вражды, междоусобий, войн .


462. Л.Т. Дело, которое предстоит теперь миру , состоит в том, чтобы понять, что процесс прежнего бессознательного питания пережит и что необходим новый процесс питания. Этот новый процесс состоит в том, чтобы сознательно принять те истины учения христианского, которые прежде бессознательно вливались в человечество через орган церкви и которым теперь живо ещё человечество.


463. И.К. Когда мы вполне осознаем необходимость для нашего блага временного, вечного – жить по Евангелию? А теперь как мало и читающих Евангелие.

464. Л.Т. Люди должны вновь поднять тот свет, который скрыт был от них, и высоко поставить его перед собою и людьми, и сознательно жить этим светом.

465. И.К. Я шёл к утрени. Солнце было на востоке и отражалось в висящем на столбе фонаре. Отражение было так полно и ярко, что нельзя было смотреть на него, как на самое солнце.

466. Л.Т. Солнце истины, всё выше и выше восходит над миром, всё более и более освещает его и отражается на тех предметах, которые первыми подпадают освещению солнца и наиболее способны отражать его. Не солнце движется, а земля поворачивается к нему; также не время идёт, а мир, скрытый временем, открывается сам себе.


467. И.К. Я подумал: если вещественное, сотворённое солнце отражается с такою полнотою сияния в прозрачном стекле, то мысленное несозданное Солнце-Бог не отражается ли в чистом от греха /как тёмного начала/ сердце человека, не отражается ли Он блистательно в святых Своих, ради соединения с Ним, ради их любви к Нему, очистившихся или очищающихся здесь от всякия скверны плоти и духа, и творящих святыню в страсе Божии /2 Кор. 7:1/?

468. Л.Т. Шёл по лесу. Под ногами морозная твёрдая земля. Чувствую всем существом, что и крепкая морозная земля, и огромное дерево над головой и пасмурное небо, и моё тело, и мои мысли – что всё это только произведения моих 5 чувств, моё представление – мир, построенный мною, потому что таково моё отделение от мира, какое есть. И что стоит мне умереть, и всё это не исчезнет, но видоизменится, как бывают превращения в театрах: из кустов, камней сделаются дворцы, башни и т. д. Смерть – это захлопнутое окно, через которое смотрел на мир, или опущенные веки и сон, или переход от одного окна к другому.

469. И.К. Что есть вера? Уверенность в духовной истине, в Сущем или в Боге, в существовании мира духовного с его свойствами, подобно как мы уверены в бытии мира вещественного и его принадлежностей. Быть уверенным в действительности духовного Всеначала и мира духовного со всеми его свойствами и принадлежностями, также как мы уверены в бытии мира вещественного с его предметами и свойствами их, - значит веровать.

470. Л.Т. Мне дано благо жизни, а я сам губил его. Христос показал мне своими заповедями те соблазны, которыми я гублю свое благо, а потому я и не могу делать того, что губит мое благо. В этом и в этом одном вся моя вера.

471. И.К. Я несомненно уверен, что Бог вечен, всеблаг, премудр и всемогущ; это значит, что я верую твёрдо и несомненно; я верую, что Бог, как Благость, даст всё, что не попросишь у Него, и не усомнишься в этом, значит я верую.

472. Л.Т. Я верю, что и до тех пор, пока учение это не исполняется, что если бы я был даже один среди всех неисполняющих, мне все-таки ничего другого нельзя делать для спасения своей жизни от неизбежной погибели, как исполнять это учение, как ничего другого нельзя делать тому, кто в горящем доме нашел дверь спасения.

473. И.К. В этом веке мы согрешаем непрестанно. Памятуя о будущем судилище ужасном, да переносим во смирении и незлобии обличения здешние…, а их /обличителей / да вразумит Господь не по злобе обличать, но с любовью и духом кротости.

474. Л.Т. Нельзя спрашивать: переменять ли жизнь? Переменять надо жизнь только тогда, когда нельзя не переменять. И тогда нечего спрашивать. А для того, чтобы прийти в такое положение, надо внутренне, духовно измениться .

475. И.К. Братья! Готовьтесь к соединению с Богом: бросьте суету земную. Займитесь великим делом самоочищения и самоусовершенствования. Возлюбите прогресс веры и добродетели, а не прогресс века сего. Мы приготовляемся на земле узреть Художника всякой твари, видимой и невидимой, Креста всего – там в вечности.

476. Л.Т. Для того чтобы человеку познать своё отношение к окружающему его миру или началу его, ему не нужно ни философских, ни научных знаний; обилие знаний, загромождающих сознание, скорее препятствует этому, а нужны только хоть временные отречения от суеты мира, сознание своего материального ничтожества и правдивость, встречающаяся чаще, как это и сказано, в детях и простых малоучёных людях – высшее христианское жизнепонимание.

477. И.К. У христиан и науки и литература стали все почти только земные, - Евангелие и закон Божий пренебрегают, жития святых осмеивают; вообще, у всех какая-то лихорадочная, земная деятельность, - об угождении Богу и о спасении души никто почти не думает. Жалкое состояние.


478. Л.Т. Думал о своих дневниках старых, о том, как я гадок в них представляюсь, и о том, как не хочется, чтобы их знали, то есть забочусь о славе людской после смерти. Как страшно трудно отрешиться от славы людской, не заботиться совсем о ней. Не страдать о том, чтобы прослыть за негодяя. Трудно, но как хорошо! Как радостно, когда отбросишь заботу о славе людской, как сразу попадёшь в руки Богу, и как легко и твёрдо. Вроде как тот мальчик, который попал в колодезь и висел на руках, страдая, а стоило только перестать держаться, и он стал бы на материк, который тут же, под ногами, попал бы в руки Богу.

АМИНЬ


Если читатель принадлежит к огромному большинству образованных, воспитанных в церковной вере людей, но отрекшихся от нее вследствие ее несообразностей со здравым смыслом и совестью (остались ли у такого человека любовь и уважение к духу христианского учения, или он, по пословице: «осердясь на блох, и шубу в печь», считает все христианство вредным суеверием), я прошу такого читателя помнить, что то, что отталкивает его, и то, что представляется ему суеверием, не есть учение Христа, что Христос не может быть повинен в том безобразном предании, которое приплели к его учению и выдавали за христианство. Христианство не только не есть смешение высокого с низким, не только не есть суеверие, но есть самое строгое, чистое и полное метафизическое и этическое учение, выше которого не поднимался до сих пор разум человеческий и в кругу которого, не сознавая того, движется вся высшая человеческая деятельность: политическая, научная, поэтическая и философская. Л.Толстой


Возсияй в сердцах наших истинное солнце правды Твоея, т.е. Церковь молит Гда от лица всякого православного, чтобы Он научил нас совершенной правде Своей, чтобы Он как солнце озарил наше сердце и душу, и мысли наши, чтобы в нас не осталось ни одной темной страсти греха, ни одного лукавого помышления, никакого неприязненного чувства к кому-либо, чтобы человек был одет по чреслам и истиною по ребрам своим, чтобы возлюбил одну правду и возненавидел беззаконие. Вот что значит: возсияй в сердцах наших истинное солнце правды Твоея, Гди! И.Кронштадтский


«У каждого из нас тайна, до конца разделенная только с Богом; и только Бог нас судит.» С. Аверинцев

Я православие определяю не мистическими чувствами, а человеколюбием и этим радуюсь. / Вы в зуб не знаете вопроса/ Ф. Достоевский

Не в том главная опасность, что закралось зло в среду верующих, а в том, что оно получило в ней /в церкви православной/ право гражданства.
И.С. Аксаков

Но когда один, всех наиумнейший, сказал твердо, не колеблясь никаким сомнением, что Он знает что такое жизнь, когда этот один признан за величайшего человека из всех доселе бывших, даже и теми, которые не признают в нем Его божественности, тогда следует поверить ему на слово даже и в том случае, если бы Он был просто человек. Стало быть вопрос решён, что такое жизнь. Н.В. Гоголь


Дело не в том, чтобы доказать, что Иисус не был Бог и что потому учение его не божеское, и не в том, чтобы доказать, что он не был католик, а в том, чтобы понять, в чем состояло то учение, которое было так высоко и дорого людям, что проповедника этого учения люди признали и признают Богом. Вот это-то я пытался сделать; и для себя по крайней мере сделал. И вот это я и предлагаю моим братьям. Л.Н. Толстой

Храни нас Бог защищать теперь нашу церковь! Это значит уронить её.

Н.В. Гоголь

Я был строг в начале своего старчества, а теперь я стал слаб, у людей столько скорби. Я слаб, но это не слабость, но снисходительность, основанная на вере в божественную душу и на любви.
Люди, которые низко падают в своих грехах, но высоко встают и в постоянной борьбе против греха, хотя и побеждённые, не утрачивают высоких стремлений и не сдаются до конца – заслуживают большего участия, чем те обыденные, не злые и не добрые люди, о которых сказано: ты не холоден, ни горяч – и потому изблюю тебя вон.

Амвросий Оптинский
То, что считается религиозным творчеством Толстого, трудно поддаётся какому либо стандартному обозначению: он не был богословом в научном плане, ибо не был профессиональным философом; он не был богословом и в религиозном плане, ибо не был церковником; но он был богословом в иисусовом проповедческом плане, ибо сказал своё слово о Боге. Но это слово принесло ему больше противников, чем сторонников, ибо и проповедником он не был в буквальном понимании. Во всём он оставался великим знатоком человеческой души; человеческая душа есть основной предмет духовного познания Толстого; или, сказать по-другому, душа есть системообразующий критерий в толстовском хаосе.
Генрих Грузман
Я, признав ложность того пути, на котором стоял, имел смелость идти прежде только одною мыслью туда, куда меня вели разум и совесть, без соображения о том, к чему они меня приведут. И я был вознаграждён за эту смелость.

Л.Н.Толстой

Ответ на письмо С.В. Степашина о Л.Н. Толстом
Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу

Ваше Святейшество!



Позвольте от имени Российского книжного союза, Президентом которого являюсь, выразить Вам, Ваше Святейшество, слова искренней признательности за неизменное духовное наставничество и поддержку в вопросах продвижения высокохудожественной и духовно-нравственной литературы в нашей стране. Российский книжный союз считает своим долгом развивать плодотворное сотрудничество с Русской Православной Церковью.

В этом контексте хотел бы привлечь Ваше внимание к вопросу, который волнует многих российских граждан, в том числе православных. Эта деликатная тема неизбежно возникает накануне широко отмечаемой российской и мировой общественностью даты, которая приходится на 20 ноября с.г., – 100-летия со дня смерти великого русского писателя Льва Николаевича Толстого.

Принимая во внимание особую чувствительность этой темы, а также невозможность для Русской Православной Церкви пересмотреть решение об отлучении Льва Толстого от Церкви, просил бы Вас, Ваше Святейшество, проявить сегодня к этому сомневающемуся человеку то сострадание, на которое способна именно Церковь. Тем более что в свое время Лев Толстой, как известно, все же находился на пути в Оптину пустынь.

Разъяснение позиции Церкви в этом вопросе, публичное проявление в той или иной форме чувств сострадания со стороны Церкви к великому писателю в канун скорбной даты, по мнению Российского книжного союза, были бы сегодня правильно восприняты православным сообществом и обществом в целом.
Очень рассчитываю, Ваше Святейшество, на Ваше мудрое решение в столь деликатном вопросе.
Позвольте от всего сердца пожелать Вам, Ваше Святейшество, дальнейших успехов в многотрудном служении по несению святого Патриаршего креста.

С глубоким уважением, президент Российского книжного союза С.В. Степашин


Президенту Российского книжного союза С.В. Степашину

Многоуважаемый Сергей Вадимович!


По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла отвечаю на Ваше письмо, в котором Вы как Президент Российского книжного союза – в преддверии 100-летия со дня смерти Л.Н. Толстого – задаете вопрос об отношении Русской Православной Церкви к этому писателю.

Пожалуй, во всей истории русской литературы нет более трагической личности, чем Лев Николаевич Толстой – "великий писатель земли Русской", по выражению И.С. Тургенева. Его художественное творчество – одна из вершин не только русской, но и мировой литературы. Поэтому понятны боль и недоумение многих почитателей творчества Л.Н. Толстого, в том числе и православных христиан, для которых может оставаться неясным, почему Святейшим Правительствующим Синодом 20 февраля 1901 года он был отлучен от Церкви.

Святейший Синод своим решением лишь констатировал уже свершившийся факт – граф Толстой сам отлучил себя от Церкви, полностью порвал с ней, чего он не только не отрицал, но и при всяком удобном случае решительно подчеркивал: "То, что я отрекся от Церкви, называющей себя Православной, это совершенно справедливо… Я отвергаю все таинства… Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей…" Это лишь некоторые из подобного рода многочисленных заявлений великого писателя.

Еще когда Л.Н. Толстому было 27 лет, он вынашивал идею создания новой веры, о чем свидетельствуют его дневники той поры. А в преклонных годах, почувствовав, что близок к этой цели, писатель создает небольшую секту своих почитателей и пишет "Евангелие от Толстого". Главным объектом нападок Л.Н. Толстого становится Православная Церковь. Его высказывания и поступки, направленные против нее, были ужасающи для православного сознания. Более того, деятельность Л.Н. Толстого в последние десятилетия его жизни, к сожалению, была поистине разрушительна для России, которую он любил. Она принесла несчастье народу, которому он так хотел служить. Недаром вождь большевиков чрезвычайно ценил именно это направление деятельности Л.Н. Толстого и называл писателя "зеркалом русской революции".

Великие подвижники Русской Православной Церкви – праведный Иоанн Кронштадтский, святитель Феофан Затворник и многие другие – с горечью признавали, что великий талант графа Толстого целенаправленно употреблен им на разрушение духовных и общественных устоев России.

Последние дни жизни великого писателя говорят нам о той мучительной борьбе, которая происходила в его душе. Он бежал из своего родового гнезда – Ясной Поляны, но не к своим единомышленникам, "толстовцам", а в самый известный тогда русский монастырь – Оптину пустынь, где в то время пребывали старцы-подвижники. Там он попытался встретиться с ними, но в последний момент не решился на это, о чем тогда же с горечью признавался своей сестре – монахине соседнего с Оптиной пустынью Шамординского монастыря. Позже, на станции Астапово, предчувствуя кончину, он велел послать телеграмму в Оптину пустынь с просьбой прислать к нему старца Иосифа. Но когда два священника прибыли в Астапово, окружавшие умирающего писателя ученики и последователи не допустили этой встречи… Церковь с огромным сочувствием относилась к духовной судьбе писателя. Ни до, ни после его смерти никаких "анафем и проклятий", как утверждали 100 лет назад и утверждают сегодня недобросовестные историки и публицисты, на него произнесено не было. Православные люди по-прежнему почитают великий художественный талант Л.Н. Толстого, но по-прежнему не приемлют его антихристианских идей.
Несколько поколений православных читателей в нашей стране и за рубежом высоко ценят литературное творчество Л.Н. Толстого. Они благодарны ему за такие незабываемые, прекрасные произведения, как "Детство", "Отрочество", "Юность", "Хаджи-Мурат", "Война и мир", "Анна Каренина", "Смерть Ивана Ильича". Однако, поскольку примирение писателя с Церковью так и не произошло (Л.Н. Толстой публично не отказался от своих трагических духовных заблуждений), отлучение, которым он сам себя отверг от Церкви, снято быть не может. Это означает, что канонически его церковное поминовение невозможно. И все же сострадательное сердце любого христианина, читающего художественные произведения великого писателя, не может быть закрыто для искренней, смиренной молитвы о его душе.

С искренним уважением, архимандрит Тихон (Шевкунов),
ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре,
наместник Сретенского монастыря г. Москвы
Российская Газета
18 ноября 2010 года

Что на это сказать? Воистину нет повести печальнее на свете, как повесть о Ромео и Джульетте.
Вопрошающий мирской чиновник проявил «излишнее любопытство», тогда как отвечающий клерикальный чиновник остался строго в рамках, очерченных дореволюционным злополучным вердиктом, как по стилю ответа, так и по духу.

Итак, вывод может единственным: живущая личность питается духом ушедшей души. Но это воскресение больше не в церковном, а в толстовском плане.
Какова удельная доля этого "толстовского плана" в общем объёме русской духовной доктрины прекрасно показал замечательный русский мыслитель, основательно забытый, А.И.Эртель, который, по словам П.Б.Струве, "...принадлежал к числу тех немногих русских интеллигентов, которые по существу признавали и понимали огромное значение религиозно-философской деятельности Толстого". Эртель высказывает: "Л.Толстой сделал всё, что мог, это хорошо.

Владимир Дьяченко

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 10 + 2

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: