Декабрьский этюд

Если, допустим, ты засиделся в гостях, а на улице ? декабрь и темнеет рано; при этом температура плюсовая, а зимний ветер насквозь пронзает твое тонкое пальто и сбивает тебя с ног, к тому же если ты здесь в первый раз? то слава Богу, что у тебя есть друг! Который знает дорогу, и с ним не пропадешь ? ни в темной ночи, ни в растерзанном подъезде общежития? А если у тебя нет друга? то очень жаль. Потому что сейчас ты стоишь в сквозном пространном полуосвещенном помещении, которое есть подъезд общежития и попеременно нажимаешь кнопки трех лифтов, ни одни из которых не желает ехать, куда ему адресовано. Не смотри лучше направо ? там разбитая вторая дверь, а через нее видны тоскливые зеленые фонари через дорогу, говорящие о поездах, о безнадеге, и о всех твоих прошлых неудачах сразу ? и все это: и темнота, и порывы псевдомартовской погоды, и твое тонкое пальто способны довести твою душу до отчаяния ? мерзко ходить по подъездам ночью!
Ты поднимаешься в тесной коробке лифта в компании с винными парами и спиной какого-то мужчины этажом выше, чем тебе нужно (потому что лифт на твой этаж не едет!) и обнаруживаешь, что весь подъезд с ног до головы ? от самого 9-го этажа до 1-го - одинаково темен, холоден, разбит и опасен. Ты проходишь по коридору, чуть не налетев на дверцу щитка, висящую, кажется, на одном честном слове и оказавшись перед перегородкой, одна часть которой ? неопрятная дверь, а на другой ? ряд звонков, жмешь кнопку нужного тебе номера.
Хозяйка открывает, и впускает тебя за перегородку. И ты понимаешь, что страшный подъезд, холод, тоска и одиночество остались за крепко запертой дверью, а впереди у тебя нечто поприятней. По крайней мере, тепло, и чай, и приятная беседа.
Прихожая не тратя слов переходит в кухню, в которой гостей усаживают за стол и наливают чай. Стульев не хватает, хозяйка садится прямо на пол ? для нее это не-бе-да. Она ? большая, мягкая, доб-рая, сорокалетняя. Рядом у стены - гитара. Хозяйка говорит нараспев, вдохновенно, будто пьяная. Но она не пьяна. Она говорит о своей вере в Бога и приносит фотоальбомы - в них фотографии людей, которые, она уверена, помнят и любят ее. И ты знаешь, что эта женщина недавно вернулась из деревни, где она была миссионеркой, и вот волею судьбы или Бога снова оказалась в этом большом городе. Гитара звякает и валится на бок, потому что ее задели. Ты думаешь о том, что тебе тяжела хозяйкина манера говорить ? эмоционально, с повторениями-ударениями, некоторые слова нараспев ? похоже на русские причитания или сказки. Иногда, глядя на черты ее лица, ты думаешь, как сложилась бы ее жизнь, не будь она верующей, и тебе мерещится тюремная решетка.
И ты радуешься ее словам, что она решила идти за Богом ? все равно, до конца? И боишься? Боишься за нее, за себя, что трудности, от которых ты так удачно спрятался в этой кухне-прихожей, сомнения и все напасти, которые подстерегают тебя сейчас за перегородкой ? заставят тебя отступить, сдаться, отказаться от того, что тебе так дорого, и за что ты так немало платишь. И вы молитесь ? при-зывая Большого Бога защитить и помочь вам, и ваша истовая молитва переходит в песню ? хвалы, радости и доверия большому, сильному и надежному Богу, который создал эту вселенную и вообще все, и который с вами ? и вам ли бояться вчетвером на этой маленькой кухне черных подъездов, холодных ночей или еще чего-либо.
Обратную дорогу ты не помнишь, потому что устала и уже ничего не боишься. И пока друзья пытаются поймать хотя бы один из трех лифтов, ты, решая не тратить времени, сразу оказываешься дома. И здесь, оттаивая от холода и ветра, мертвых фонарей и впечатлений этого дня, ты берешь ручку, чтобы все это записать.

Мария Чугунова

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 1 + 3

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: